17.03.2018

бездействие тоже действие

После президентских выборов 96-го политическая жизнь на некоторое время не то чтобы умерла совсем, но как-то приморозилась.

Коммунистический реванш не состоялся (да и не мог, шансов не имел: с самого 91-го новообразованная КПРФ играла роль огородного пугала и нужна была исключительно для мобилизации "демократического" электората). Вернувшегося из эмиграции Солженицына послушали, сочувственно ему покивали и... продолжили делёж советского наследия. Александр Исаевич плюнул, обругал последними словами всех участников действа, отказался от предложенных наград и убыл, по сути, во "внутреннюю эмиграцию" (хотя и довольно комфортабельную) - заканчивать книгу о сосуществовании русских с евреями. 

Президента показывали редко - в основном, на праздники. Он как бы был, но где-то там, высоко наверху - "работал с документами". Тот цирк, который творился на заседаниях Думы, с мордобоем и дикими плясками, никого обмануть не мог: все разумные люди прекрасно понимали, что это не "настоящая политическая жизнь", а возня, тараканьи бега. Отвлечение внимания. На кухонных междусобойчиках в обиход вошло произносимое с особым выражением и ехидной усмешечкой слово "семья". Оно было, по-моему, гораздо более популярно, чем вошедшая в учебники "семибанкирщина".

Вслушиваясь в разговоры старших, я многого не понимал. Но когда задавал прямые конкретные вопросы, вместо ответов получал стандартные "полуправдивые" экивоки. Скажем, я спрашивал о кандидатах в президенты и слышал, что "это лучшие люди, которым доверяют и которых выдвигают". Что несколько не вязалось с потоками полубранной ругани, ежедневно обрушиваемой на головы "лучших из лучших". Многое поначалу было мне непонятно и в 99-ом, когда оглушенная дефолтом, растерянная и потерянная страна собирала новую Думу. Справедливости ради - по моим наблюдениям, не было, наверное, вообще никого, кто понимал бы хоть что-нибудь. 

Партий было много. Все что-то обещали. Для того, чтоб разобраться в словесных хитросплетениях предвыборных программ, нужна была поразительная сила воли и уйма свободного времени. Я пристально наблюдал за окружающими и довольно скоро понял, что в действительности никто ничьих программ даже не открывает. Наш российский избиратель в своём выборе опирается исключительно на субъективную, чисто эмоциональную (зачастую подсознательную) оценку.

- И.Н., а вы за кого голосовали? - по-детски непосредственно спросил я, помню, на переменке свою классную руководительницу.

- За "Единство", - ответила она, по своему обыкновению глядя на меня поверх очков и едва заметно улыбаясь.

- Это который "Медведь"? - обрадовался я (родители тоже голосовали за них), - А... почему?

- Только из-за Карелина! - последовал ответ.

Так "исполнила свой гражданский долг" образованная, столбовая в пятом поколении интеллигентка, учительница средней школы. Что говорить про прочий, более маргинальный электорат?

Те выборы были, впрочем, довольно весёлыми. Помню, как учившийся классом старше Митя Исаков в день выборов начертил таблицу с названиями партий и в течение нескольких последующих дней с озабоченным видом бегал по школе и собирал свежие данные: кто сколько набрал. Данные аккуратно заносил в таблицу в соответствующую графу. Было немного похоже на футбольную "шахматку". 

Сам он почему-то "болел" за "ОВР" - "консервативный" лужковско-примаковский блок, призванный на пару с шойговским "Единством" отобрать, наконец, у коммунистов "чемпионство", не пропустив при этом наверх ортодоксальных сектантов из так называемых "либеральных" партий. Найти подобающее объяснение своим симпатиям Митя так и не смог.

- Они - хорошие. По-моему, - ответил он на мой недоумённый вопрос, чем же ОВР лучше остальных. Видимо, это было всё равно что спросить у футбольного фаната о первопричине его клубных предпочтений.

В общем, была во всём этом какая-то фальшь, бутафория, которую я, довольно чуткий от природы, уловил сразу, хотя поначалу и не мог сформулировать, что именно меня смущает...

Чем старше я становился, тем отчётливее становилось и это ощущение фальши. Все рассказы про "суверенную демократию" (один мой товарищ метко окрестил её "суеверной"), про "источник власти - народ" к моменту моего вхождения в "избирательный возраст" вызывали у меня одну усмешку. Я уже знал замечательный афоризм Марка Твена о выборах и никакого желания участвовать в этом балагане у меня ни разу не возникало. А весь лживый пафос о "необходимости исполнения гражданского долга" легко разбивался о ясное понимание того, что наша власть давным-давно от народа оторвалась, закуклилась и стала обособленной кастой небожителей, живущей по своим собственным законам (вернее - "по понятиям") и только в периоды выборов снисходящей к нам, плебеям, "с Олимпа". А значит, участие в выборах подразумевает, что ты, избиратель, с таким положением дел согласен и готов этой самой касте новоявленных патрикиев подыгрывать.

Я очень не люблю внутренних противоречий. Мне тяжело с ними жить, я, словно скорпион, начинаю жалить сам себя. И если я не уверен, хотя бы процентов на 90, в правильности своего поступка, я всегда выбираю бездействие. Это не почерпнутая откуда-то из даосских философий мудра и не вычитанный совет какого-нибудь гуру... Это банальное желание дожить до смерти с хотя бы относительно чистой совестью. Поэтому я ни разу в жизни не голосовал. И впредь, лет через 12, когда очередной отвечающий за внутреннюю политику сурков или володин предложит нам выбирать между каким-нибудь милоновым и навальным (вполне допускаю возможность такого расклада), я снова, по обыкновению, скажу: "Мерси, господа, но же пасс. Без меня."

Хотя, пожалуй, если этот самый очередной условный володин выйдет к трибуне и скажет как есть:

- Товарищи, господа, граждане... Короче, электорат. Вы уж извиняйте, что мы вас напрягаем в выходной... Никакой, конечно, демократии у нас никогда не было, нет и не будет... Да она и в принципе ни вам ни нам на хрен не нужна. Но нам пипец как надо пустить пыль в глаза нашим зарубежным партнёрам, что она у нас как бы есть, чтоб не воняли сильно. Не в падлу, братухи, придите, а? Голосните... В смысле - проголосуйте...

- тогда я бы даже задумался: может, сходить?

А пока... Кажется, в Древней Греции людей, не участвующих в общественной жизни, называли "идиотами". Так что прошу официально считать меня идиотом. В конце концов, князь Мышкин и Йозеф Швейк не самая худшая компания.

ZigZag
20-03-2018 12:02

1. Про выборы 96 абсолютно не так: до последнего никто не был уверен в исходе выборов - ни граждане, ни руководство. Наверное, первый и единственный раз, когда шансы коммунистов были максимально реальны и реализуемы.
2.Что касается того, что программы партий население не читало и не разбиралось, - так это понятно. От однопартийной системы избавились менее 5 лет, в головах перестройка не могла произойти - на это нужны поколения.
3. Как еще учительнице объяснять маленьким школьникам - что, мол, программа импонирует? Вы же маленькому ребенку на вопрос "почему трава зеленая?" не с первого раза начнете углубляться в биологию. Это логично.


Оборотень
20-03-2018 14:22

ZigZag, я вовсе не претендую на истину. Я даже не претендую на объективность. Я не провожу никаких исследований, не устраиваю анкетирований, не выделяю фокус-группы, не высчитываю погрешность. Эти записульки - так, развлечения ради, от нечего делать. Опираюсь я исключительно на собственные ощущения и смутные воспоминания, которые, само собой, могут не совпадать с Вашими. Теперь по порядку.

1. Уверенных хоть в чём-нибудь людей тогда, в 96-ом, наверное, вообще не было. Насчёт руководства - извините, не поверю. Какие могли быть шансы у КПРФ, если всё телевидение было в руках у этого самого "руководства"? А телевидение с самого 91-го пело одну и ту же песню: "Хотите возвращения "совков"? Хотите пустые полки в магазинах? Хотите новой холодной войны со штатами? Хотите репрессии?"
И самое смешное, что молодой (не старше 40 лет) электорат эту пургу принимал на ура. Всерьёз допускали, что дедушка Зю, едва станет главой государства, тут же кинется сажать направо и налево всех только что вылупившихся "бизнесменов" и даже тех, кто на них работал. Так что мобилизоваться под выборы для ельцинских пиарщиков было проще простого. Поэтому как ни материли Ельцина на кухонных посиделках, едва только речь заходила об альтернативах, тут же звучало сакраментальное "Ну не за этого же?!"

Вполне допускаю, что если бы вместо Зюганова был кто-то более толковый и гибкий во взглядах, то шансы у "красных" были бы. Но не с этим замшелым, нафталинным краснобаем, разговаривающим преувеличенно громкими лозунгами 70-х. Думаю, что отфильтровывать потенциально опасных конкурентов прекрасно умели и тогда. Поэтому Зюганов и сидит так прочно на своём почётном месте "главного системного оппозиционера".

2. По-моему, обычная житейская логика должна работать вне зависимости от действующего политического режима. Если идёт борьба партий, и "нужно выбрать будущее", логично было бы хотя бы попытаться разобраться в том, что каждая из сторон предлагает. А если население не умеет и не желает читать... тогда, наверное, не надо вообще ваять эту многопартийность.

3. В 99-ом мы уже были подростками. Лично я считаю, что лучший способ диалога с детьми любого возраста - простые искренние слова. Их всегда можно найти и для описания процесса фотосинтеза и для объяснения своих политических убеждений.


Код с картинки:
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Ваше имя: гость

Комментарии просматривали: Оборотень, Varlamkina, ZigZag