07.03.2018

или?

Первые выборы, которые я запомнил, - те самые, скандальные, скомпрометированные знаменитой коробкой из-под ксерокса и лозунгом-призывом "голосуй сам-знаешь-за-кого или проиграешь". События более ранние - ГКЧП, беловежский позор и логично последовавший следом за ними октябрьский московский погром - в памяти моей по понятным причинам не запечатлелись совсем никак. Как сказал бы один великолепный прохиндей, "в то героическое время я был крайне мал. Я был дитя."

Сознательная моя жизнь началась уже в России "демократической", находящейся в стадии перманентного и повсеместного хаоса мироздания, в качестве гимна использовавшей "Патриотическую песню" Глинки, хотя в букваре, по которому я учился читать, на форзаце был напечатан "Союз нерушимый...", а в толстом атласе, из которого я почерпнул первые познания по гео- и этнографии, на карте Европы имелись РСФСР и все прочие социалистические "братские" республики-лимитрофы с соответствующими флагами. Как ни странно, какого-то особенного "когнитивного диссонанса" у меня не возникло. Во всяком случае, я ничего такого не помню. Наверное, взрослые мне как-то это объяснили, и я их объяснение принял.

О выборах 96-го я помню, в основном, случайные разговоры в общественном транспорте, по большей части - в трамваях. Странная особенность человеческой памяти - выхватывать что-то избранное, непонятно по какому принципу и, наоборот, ретушировать и даже стирать нечто, казалось бы, важное и жизнеобразующее...

К лету 96-ого ельцинское обаяние "своего парня" и "борца с привилегиями" успело изрядно заветриться перегарным выхлопом, "шоковая терапия" и последующие гайдаро-чубайсовские выкрутасы (впрочем, теперь уже ясно, что выкрутасы были скорее "американские") заставили электорат призадуматься о "цене демократии"... Наверное, будь среди претендентов на "шапку Мономаха" хоть кто-нибудь относительно вменяемый, власть свердловского малограмотного лапотника на два срока бы не растеклась. Но откуда там взяться адекватному?..

Я хорошо помню, что меня, восьмилетнего, все эти предвыборные коллизии сильно будоражили. Я честно пытался понять - что происходит, для чего и зачем. Наслушавшись, как взрослые вокруг ругают Ельцина, я однажды спросил у своего товарища по футбольной школе, Виталика Кузьмина (нас везли на тренировку наши мамы), за кого будут голосовать его родители.

- Мы, наверное, за Зюганова, - сообщил ему я. 

На нас заоборачивались. Судя по всему, зюгановского электората в трамвае было немного... Моя мама изумленно посмотрела на меня и тут же начала тревожно озираться - по советской, видимо, привычке.

- Это потому, что у него фамилия на "ЗЮ"? - спросил какой-то хмуроватый дедок в потурханном пиджачке и сумкой на плече.

Я, сбитый с толку, молчал. Виталик хлопал глазами. Мама Виталика на всякий случай отодвинулась от моей мамы - тоже, видимо, по той же привычке.

Дедок же, усмехнувшись, вытащил из сумки пачку вырезанных из газет фотографий. Кажется, всё это были "кандидаты в мономахи" и прочие известные политиканы. Зачем он их вырезал, да ещё и таскал с собой - и по сей день  для меня загадка.

- Гляди сюда, - сказал дедок. - Вот это вот Борька. Главная гнида. Мудак и сволочь, за пузырь водки всех продаст. А это вот и есть тот самый Зю. Кроме фамилии ничего выдающегося - серая бездарь. А это вот бравый генерал Сашка... Приднестровье чуть не сдал, с черножопыми мировую подписал - и вдруг героем стал, на руках носят. Погоди ещё, с америкосами какой-нибудь мир подпишет - фельдмаршала дадут. Суворов с Жуковым в гробу перевернутся! А этого знаешь? Нет? Явлинский. Ещё одна мудила! Западэнский жидёныш Россией управлять лезет - ну не хохма?

Я молчал. Досталось от злоязыкого дедка всем. И Жириновскому, и Руцкому, и Руслану Имранычу и кому-то ещё... 

- Один там только приличный человек - Болдырев, но он мягкий слишком. Как... - и дедок бойко сообщил, какую ассоциацию вызывала у него "мягкость" характера Юрия Юрьевича. 

- Улица Гастелло! - вклинился в этот монолог машинист. - Следующая - Авиационная...

- Тьфу ты, заболтался с тобой! - дед быстро засунул фотографии обратно в сумку и рванулся к дверям...

- Так я не понял... - спросил громким шёпотом Виталик. - А голосовать-то за кого?


Код с картинки:
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Ваше имя: гость

Комментарии просматривали: Оборотень, Varlamkina