20.03.2017

...а впрочем - вздор это всё. Не этот, так другой, не другой - третий. Не было бы этого тонкого, в изящном пальто и с "бобриком" на голове - вылез бы на его место кто-нибудь новый. Скажем, толстый, в мундире и лысый. Ибо если народ готов ко лжи - эта ложь обязательно будет произнесена. У политиков, вероятно, где-нибудь в районе мозжечка есть специальная антенна, ответственная за популизм - у одних помощнее, у других послабее.

Народу очень хотелось узнать, что во всех бедах виноват один единственный невысокий рыжеусый полковник. Что если его скинуть, то тогда и войне скоро амба, и земли всем хватит, и восьмичасовой рабочий введут, и ангелы воспоют на небеси. Александр Федорович именно это и сказал (разве что без ангелов). Сказал гораздо лучше, чем до него говорил примерное то же самое Павел Николаевич. Правда, развязывая игру в популизм, "временные" никак не ожидали, что их, профессионалов этой самой игры, сможет обскакать какой-то лысенький эмигрант-маргинал с явными дефектами речи. Кто мог предполагать подобный сценарий в марте 17-го, когда от всей этой полоумной фракции в Петрограде имелись в наличии три с половиной человека, ни на что не влиявшие?

Но популизм - игра опасная. Стоит один раз необдуманно пообещать,  остановиться уже не сможешь. И неизбежно наступит такой момент, когда обещать больше нечего и предъявить нечего и виноватым объявить некого, и разговору конец. Прежнего кумира - в застенки, следующему - приготовиться к выходу на подмостки.