Аутодафе





30.08.2018: Оборотень wrote at 01:16

терновый венец революций

Встречая 18-й, думал: ну вот, надо же - столетие... Столетие с той самой точки бифуркации, так круто повернувшей русло истории. Пытался представить - как будут преподносить на неизбежных полуисторических бестолк-шоу эти грозные события наши поднаторевшие политтехнологи, учитывая неразрешимое противоречие между введенной в оборот "Великой российской" и заданным вектором на "довольно с нас революций".


Пока от того, что видел/слышал, впечатления тяжкие. Собираются где-нибудь в студии пожилые, отягощенные всевозможными регалиями старцы и представители народившейся молодой нахрапистой научной поросли и начинают... плевать друг в друга старыми устоявшимися примитивными штампами. Иногда за малым не доходит до рукопашной - красно-белый дискурс, он такой. И ни к чему, естественно, этот перебрёх не приводит. Красные (в основном из числа "старцев") остаются красными, белая молодёжь судорожно хватается за несуществующие эфесы.

На одной из попавших в моё поле зрения передач не смогли договориться даже насчёт установления даты начала Гражданской. "Красные" всё повторяли мантру о восстании чехословаков (старый приём советской историографии - привязать дату к этому частному эпизоду, тем самым представив белогвардейцев "наймитами Entеnte Cordiale", мол, если б не иноземцы, то и никакой Гражданской бы не было), "белые" в ответ - про юнкеров в Москве у Никитских ворот... 

Но еще больше пены пошло, когда заговорили о том, кто же конкретно начал Гражданскую.

- Это ВАШ Ильич хотел Гражданскую! Это ВАШИ совдеповцы объявили в сентябре красный террор!

А в ответ:

- Это ВАШ Корнилов объявил - пленных не брать!! Это ВАШИ дроздовцы…

Я слушал и млел. Кто идиот - я или они? Неужели все эти имеющие звания и многозначные публикации господа и товарищи так себе и представляют те события: захотел совнарком террора - и объявил террор, и начался красный террор; разозлился Корнилов, сказал - пленных не брать, и пошло-поехало...

Да разве можно быть настолько слепыми?? Общество порождает запросы, некие общественные течения, явления. Запросы порождают политиков. Сами политики не порождают ровным счётом ничего. В лучшем случае - направляют течение в нужное русло. Возглавляют его (по своему ли желанию или даже помимо воли) или подавляют.

Смутное время всегда начинается в душах. Бессмысленно привязывать момент начала к какой-то конкретной дате, к неудачной войне или провальной реформе...

Первая русская смута случилась не потому, что Феодор Годунов был слаб и немощен. А потому, что среди всего русского боярства и высшего духовенства по итогу не нашлось ни одного (кроме разве что патриарха Ермогена), кто бы не запятнал себя предательством. Каждый кинулся искать выгоды, наживы. Любой ценой. Так целые города сдавались самозванцам...


И вторая русская смута началась также - задолго до февраля 17-го. Неудачная война лишь стала катализатором тяжких глубинных процессов, полыхнувших ненадолго в 1905-1907 гг и задавленных на время гвардейскими полками. 


Террор был бы в любом случае - хотели бы этого Дзержинский и Корнилов, или нет. Он, собственно, и был - задолго до декретов и приказов. Когда ошалевшие от немецких "чемоданов" крестьяне, загнанные в болота Стохода, начали исподтишка постреливать собственных офицеров, когда лихие матросики принялись мести улицы Петрограда и Севастополя клёшами в поисках "буржуев" - это начался "красный террор". Когда потрясённые картинами разложения офицеры начали сбиваться в стаи, выставлять полностью офицерские караулы, когда к ним стали прибиваться представители интеллигенции и учащейся молодёжи - начался "белый террор". Для этого не нужны были никакие декреты, никакие приказы. Это инстинкты, страшные проявления которых свеженародившимся властям только нужно было узаконить - чтоб удержаться на волне самим...



20.07.2018: Оборотень wrote at 14:43

Девять дней

Сегодня девятый день. Идёт дождь... 

В прошлую среду я, как обычно, в условленное время  набрал хорошо знакомый номер, но вот голос в трубке ответил чужой: 

- Здравствуйте, я полицейский *** отдела. Скажите, кем Вы приходитесь владельцу данного телефона?

В голове - молнией ворох мыслей. Глупая надежда - может быть, авария (не страшная, конечно)? Может быть, влип в историю? Может быть... Да мало ли что ещё может быть?? Может быть, глупый розыгрыш, в конце концов? Ведь может?

Но - тут же совершенно ясное, чёткое ощущение занесённого и даже уже опущенного меча Немезиды. Неотвратимость. Необратимость. Шикзаль.

Голос срывается на фальцет:

- Я его сын. Что... Что случилось?!

На том конце - трёхсекундное сочувственное молчание и затем словно отвесный удар гильотины:

- К сожалению, ваш отец умер... Вы не могли бы подъехать...

Звучит адрес. Я не слышу. Не понимаю. Мы же виделись только вчера? Ты был абсолютно здоров и даже, кажется, в настроении. Уплетал вареники с вишней. Обещал в пятницу окрошку... Да, мы договорились, что я приеду в пятницу, а потом - в воскресенье, чтобы вместе посмотреть финал.

Как же так? Ничего этого, выходит, не будет?.. Не будет?.. Но как? Как же так?!?
Почему?!

- Судя по всему, с сердцем плохо... Так вы приедете?

Я срываюсь и еду по указанному адресу. Модный, выпендрёжный фитнес-центр рядом с моим любимым парком. Ты лежишь в раздевалке у самой двери. Лежишь на спине. Почему-то нелепо задраны штанины брюк.На подбородке запекшаяся ссадина. Глаза открыты и неподвижны, устремлены как бы внутрь себя. Да, сомнений нет. Я уже видел такой взгляд. Так смотрят только мёртвые.

Я поначалу даже не замечаю присутствующих здесь двух людей. Сажусь на корточки рядом. Одёргиваю штанины... Беру за руку. Твёрдая, тяжелая... Холодная. Ты умер полтора часа назад... 

Присутствующие - директор фитнес-клуба и следователь-комитетчик - сочувственно рассказывают подробности: никакого криминала. После тренажёров, бассейна и душа ты переоделся и шел к выходу. У самой двери схватился за грудь, захрипел и упал. К тебе кинулись. Вызвали скорую. Скорая приехала быстро, но... только для того, чтобы установить время смерти, по сути, практически моментальной - около 22:00.  Ты даже не попытался выставить руки, чтобы смягчить падение. Поэтому и ссадина.

- Простите, - говорит мне следователь, - вы не могли бы осмотреть сумку и карманы покойного?

В карманах брюк - ключи от недавно купленной машины. В сумке - документы, портмоне, ключи от квартиры... Пока следователь казёнными заученными фразами описывает место происшествия, я, несмотря на пелену перед глазами, делаю опись найденного имущества... Следователь - молодой парень, но дело свое, кажется, знает. 

- А ваш отец на здоровье в последнее время не жаловался?

Какое там! Плавал по часу. Три раза в неделю тренажёры. По вечерам - прогулки вокруг парка. Я считал - это около пяти километров. Да вообще - жаловаться не в твоих привычках.

- Нет, не жаловался...

В свидетельских показаниях - полная прозрачность. Никаких двусмысленностей, неточностей. 

Около часа ночи следователь заканчивает с бюрократией. Я, всё ещё в потрясении, расписываюсь там, где положено...

- Да, - говорит следователь, - ну вы как?

Я пожимаю плечами. Мне физически больно. Но, как ни странно, я соображаю вполне ясно и готов слушать дальнейший порядок действий. А порядок такой: следователь вызвал спецтранспорт. Он приедет скоро, а может, и не скоро, но приедет обязательно и заберёт тебя в морг. Так как всё случилось в общественном месте, а не на больничной койке, придётся делать вскрытие. Подробности разъяснит бригада спецтранспорта. 

Следователь приносит свои соболезнования и, сочувственно качнув головой, уходит. Я снова сажусь рядом. Мать - да, она тоже здесь, несмотря на ваш шестилетней давности тяжёлый развод - сжалась в комочек на скамейке напротив.

Управляющий фитнес-центром трогательно суетится: предлагает воды, спрашивает, не замерзли ли мы под кондиционером. Я мотаю головой. Ему, к счастью, хватает деликатности покинуть нас...

Транспорта всё нет. Я смотрю на тебя...

Наши отношения трудно назвать идеальными. Едва ли найдутся на свете ещё такие отец и сын, с настолько разными характерами, темпераментами, привычками... Когда я был маленький, ты всячески подавлял меня, пытался вылепить из меня какое-то подобие даже не себя, нет - скорее подобие какого-то идеала, который ты, вероятно, где-нибудь вычитал или придумал сам. Я научился подстраиваться, угождать, притворяться, врать, заметать следы. Научился на своих же ошибках, конечно, проходя через ссоры, скандалы, обиды, окрики. 

Затем я вырос. Сжатая пружина разжалась и высекла искры. Искрило постоянно. Перманентная вялотекущая война с периодическими обострениями - вероятно, более точного описания наших взаимоотношений не подобрать. Я хотел одного - независимости. Ты отказывал мне в праве на неё. Мне не нужны были деньги, имущество, прочие материальные блага, которыми ты обладал. Ты считал это глупостью и "юношеским максимализмом".

Когда во время вашего развода я не принял твою сторону (как, как я мог вообще выбирать сторону в конфликте отца и матери?), ты рассвирипел и наговорил мне таких  вещей, которые ни один отец не вправе говорить сыну. Мы не общались три года... Однажды мы практически нос к носу столкнулись у Петроэлектросбыта на Бассейной. Ты спросил, не хочу ли я возобновить отношения. Я ответил, что не уверен - есть ли в этом какой-нибудь смысл... Ты криво усмехнулся. Я (совершенно искренне!) пожелал тебе здоровья и ушёл...

11 месяцев назад ты позвонил мне в мой день рождения. Позвонил с незнакомого номера (я всё равно сразу понял, что это ты). Как-то торопливо поздравил, сказал, что хочешь всё-таки наладить отношения. Я не знал, что ответить. Ты, чувствуя моё колебание, сказал, что готов принять меня таким, какой я есть, и всегда готов мне помочь. Я согласился приехать...

Но первое, о чём ты заговорил, едва я вошёл - что я твой единственный наследник и если с тобой что случится... Я пришёл в ужас. Ты так ничего и не понял. Не понял, что мне нужно было от тебя вовсе не это...

Но я почему-то остался. Мы долго говорили, вместе поужинали, потом я уехал. Я стал бывать у тебя три раза в неделю. Два раза на буднях, один раз обязательно - в выходной. В остальные дни мы созванивались по вечерам. Однажды ты взял с меня слово: когда ты умрёшь, не будет никаких панихид, отпеваний. Будет простая скромная церемония прощания, тебя кремируют, часть праха подхоронить к твоей матери, другую часть - к отцу... Я внутренне содрогнулся, но пообещал...

Нам и теперь не было легко друг с другом. Я отвык от телевизора, отвык от многих известных фамилий. Мне трудно было обсуждать с тобой новости, потому что моё полное к ним безразличие раздражало тебя, а твоя чрезмерная увлеченность, напротив, вызывала моё недоумение. Единственное, что нас как-то объединяло - интерес к спорту и военной истории... В последнее время ты много рассказывал о наших предках. Такого, чего я раньше не знал...


Спецтранспорт приехал около половины четвёртого утра. Спецтранспорт - старая зеленая газель с двумя недовольными грузчиками. Я вручил им оставленные следователем документы. Тебя уложили на носилки. 

Какая ирония... Каким бы статусом ни обладал человек, на какой бы машине ни ездил, в морг его всё равно везут на задрипанной газели... Интересно, знают ли об этом наши депутаты? 


Грузчикам надо было заплатить. Они назвали цену и тут же, с места не сходя, сообщили, что "неплохо бы прибавить от себя"... Что такое - "от себя" я и теперь не понимаю. Как будто за транспорт платил кто-то другой.


"Интересно, - подумал я, - а если бы у меня не было денег? Они бы что - отказались?  Я бы на такси должен был бы тело в морг везти?"


Тебя осторожно, видимо щадя мои чувства, погрузили. Водитель спецтранспорта принял у меня деньги, взамен выдал какую-то бумажку, с которой я назавтра должен был явиться в один из моргов СПб (всего их, кажется, одиннадцать). Мы с матерью заехали к тебе на квартиру, из которой я ушёл чуть больше суток назад, оставив тебя, совершенно здорового на вид… В комнатах царил идеальный порядок. Каждая вещь была на своём месте. В кухне, в холодильнике стояло лукошко со свежей малиной - для меня... До этого момента я как-то крепился и не позволял себе раскиснуть. Тут - не выдержал. Выскочил назад в коридор, чтобы не видела мать...

Наутро мы были в морге, сидели в очереди среди таких же, потрясённых, не вполне осознавших людей. Некоторые из них плакали. Другие нервно перебирали какие-то бумажки. Третьи растерянно озирались. Четвёртые пытались скандалить с тамошними работниками. Пахло какой-то дрянью. Тут же рядом, в соседнем помещении стояли гробы. Наконец, нас позвали в кабинет, во вторую канцелярию.

Некий мужчина в белом халате, сохраняя приличествующее в данных обстоятельствах скорбно-сочувствующее выражение лица, любезно сообщил, что по плану вскрытие будет произведено через четыре дня, в понедельник. Но за отдельную плату - процесс можно ускорить. 

Мне стало тошно от одной только мысли, что ты пролежишь в этом гадюшнике лишние дни. Я не оставил бы тебя и на лишние пять минут, будь у меня такая возможность. Разумеется, я согласился "ускорить".


Вскрытие сделали тут же. В течение двух часов. Результат подтвердил - "от естественных причин". 

Затем снова очередь... Бумажки, подписи, всё то же профессиональное скорбное сочувствие...

- Будете хоронить или кремировать?

- Кремировать.

- Урну уже выбрали?.. Где будет прощание? Будете ли заказывать у нас панихиду? 


Я молчу. Я совершенно не готов к таким вопросам. Можно ли к ним вообще быть готовым? Тут совершенно не вовремя начинает звонить твой рабочий телефон. Мне приходится выйти в противный коридор с тошнотворным запахом...

Но вот наконец формальности улажены. Я начинаю ставить подписи в бумажках... За кремацию. За транспорт из морга в крематорий. За церемонию прощания. За гроб. За грузчиков. За урну. Естественно, все услуги не бесплатные... В какой-то момент я вдруг начинаю испытывать ненависть к этому ведомству. К тетке, сидящей передо мной, сующей мне многочисленные бумажки. К мужчине в белом халате. Даже к неведомым грузчикам. Но это быстро проходит. Зачем ненависть? Почему?.. В сущности, они несчастные люди... Им нужно кормить семьи... Деньги не пахнут? Вздор... Кормят семьи мертвечиной... Эти мысли передаются матери.

- Как же они в прошлой жизни нагрешили... - говорит она шёпотом.

Только к вечеру эта моральная пытка заканчивается... Но нам надо приехать еще на следующий день. Привезти костюм, бельё, обувь, носовой платок, парфюм... 

- Спасибо. До свидания, - устало говорю я служащей. 

- Лучше прощайте. Всего доброго, - так же устало отвечает она. Это их местная фишка, профессиональный сленг. Все говорят - "прощайте".

Глупо. В пятницу мы снова здесь... Со всем необходимым.

-Гримировать будете?

Вопрос застаёт меня врасплох. А надо?

- Ну, мы посмотрели... У него синие пятна...

Я, конечно, проверять не пойду. Гримируйте. Естественно, за отдельную плату...

Телефон разрывается. Беспокоят с работы... Переживают друзья и близкие...

Наконец, день Х. Я сделал всё как ты хотел. Не было пафоса, не было церковных завываний. Тихо, скромно, со словами благодарности от тех, кого ты любил и уважал. В голове у меня целый день крутилось - "вот и сбывается всё, что пророчится..."


И да, я сдержал и прочие обещания. Я был у тебя и в пятницу, и в воскресенье. Смотрел финал. Без особого интереса и без тебя.

...сегодня девятый день. Идёт дождь. У меня на руках розовое свидетельство о смерти - как последнее доказательство, что такой человек действительно существовал, жил, мыслил, любил, страдал (вдруг у кого-то возникнут сомнения?)
У меня нет никаких обид, давно уже нет. Эта глупая война, в которой заведомо не было победивших, давно окончена. Вся шелуха, всё ненужное и бессмысленное отметено в сторону и забыто. Осталась только безмерная, безграничная благодарность...




29.06.2018: Оборотень wrote at 19:17

конкуренция в дикой природе

Говорят, месяцев через эдак девять в России возможен бэби-бум. Что, конечно, не может не радовать. Больше людей - больше налоговых поступлений в бюджет, дело известное.


Возможен он, впрочем, исключительно в том случае, если в ближайшие пару месяцев не озолотятся местные абортарии. 


О колоссальных прибылях производителей резиновых изделий пока ничего не слышно, так что альтернативы такие.


Если действительность хотя бы процентов на 20 такая, как её рисуют истеричные посты в соцсетях, то это нам, рассейским мужичкам, суровый приговор. Окончательный и обжалованию не подлежащий.



19.06.2018: Оборотень wrote at 23:27

Как ты здесь оказался, Саид?

В баре на "Московской" здоровенный русский мужичок с приличным брюшком нежно обнимает мелкого арабчонка в майке Салаха, гладит того по косматой башке и учит правильно произносить одно единственное слово:

- Strelyali.

Я, кажется, догадываюсь, зачем.




19.06.2018: Оборотень wrote at 15:12

дебют

Европейцев покамест мало. То ли медведей испугались, то ли кгб. Англичан чуть-чуть, немцев самая малость. Шведов побольше - на пароме приплыли.


Латиносы по вечерам создают некоторую атмосферу техасского захолустья.
Крикнешь на Невском:

- Arriba Peru!

Тут же в ответ многоголосье:

- Vamos… vamos...

Ну, правда, вяленько так, без особой надежды - датчанам-то продули бездарно. Дали б лучше Фарфану пенку бить - ему ж сорок скоро, на опыте б уж положил...

Бразильцы тоже грустят - не до карнавалов пока. Есть у наших футбольных тренеров термин такой, не вполне приличный - "финтоёбство". Это когда финт исключительно ради финта, без какого-либо конкретного смысла, без продвижения. Не знаю, есть ли такой аналог в португальском, но хорошо бы, чтоб был. И чтоб кто-нибудь Неймару о нём рассказал. А то пока вся игра: один финтит, команда стоит.

Аргентинцы не то чтоб грустные, но задумчивые. Ну нет в сборной ребят типа Шави или Иньесты, хоть тресни... Лео хорош, конечно, но не так, как в клубе, не так. Нет того взаимодействия, нет абсолютного взаимопонимания. И лёгкости нет. Всё с трудом, всё натужно.

Зато мексиканцы довольные. Солидно так смотрят из-под сомбрер. А что - имеют право, действующих чемпионов прибили совершенно по делу. В центре поля пожёстче, в обороне плотненько, с подстраховкой, из обороны в атаку - двумя-тремя идеальными по точности передачами, а там уже скоростные техничные крайки решат или Чичарито придумает... На словах - казалось бы, что может быть проще? Ага, вы на поле попробуйте...

Арабы всех мастей тоже грустят. Иранцы вот марокканцев дёрнули - а что толку? Испанцы с португальцами явно в Россию не за водкой приехали. Коста с Кришем в форме... Марокканцам так вообще тоска с нулём очков - на последних минутах в свои ворота забить, а-ля незабвенный Юрий - Газонокосилка - Ковтун, это, конечно, фиаско. Остаётся уныло пинать спущенный мячик на Дворцовой... 

Египтяне с Уругваем не дотерпели...  Ну, тут одно средство: молить Аллаха за Салаха и фотографироваться на фоне Исаакия Далматского в немесах и розовых ушанках (накажи Аллах того, кто их придумал!)

И Тунис подкачал. Уж болели всем арабским миром против бриттов (редкое единение можно было наблюдать в барах на Невском), уж так болели... Ну как можно Кейна на угловом одного оставлять в пяти метрах от ворот? Как?






13.06.2018: Оборотень wrote at 22:39

В преддверии

В центре довольно тихо. В кафешках и ресторашках свободно. 

По Невскому, Миллионной, Большой и Малой Морским дефилируют редкие стайки арабов: марокканцы и шведы. Да, судя по всему, герры из Третьего Рейха, относившие скандинавов к несомненным арийцам, предусмотрели не всё.

 Изредка попадаются латиносы: трехцветные мексиканцы братаются с красно-белыми перуанцами. Колумбийцы, почти все сплошь в майках Хамеса, посматривают на них с видом превосходства...

Знаете, что будет, если при живом перуанце сказать два слова - Теофильо Кубильяс? Я теперь знаю наверняка. Вас троекратно расцелуют, будут долго трясти за руку, вспоминать футбол минувших дней и те достославные времена, когда мячи были кожаные и тяжёлые, а бутсы исключительно чёрные, что, впрочем, никак не помешало Кубильясу забить долгогривым шотландцам со штрафного "сухим листом"...

На эскалаторе "Гостинки" прямо передо мной стояли две "жертвы ЕГЭ", или, как их называет добрейшая Вера Николаевна с нашей кафедры, - "полуфабрикаты". Они с большим интересом разглядывали ехавших чуть выше перуанцев с флагом и долго не могли определить их национальную принадлежность. Один "полуфабрикат", порыскав в гугле, ответственно заявил, что это австрийцы. Другой, поначитаннее, спорил, говорил, что для австрийцев они "слишком черножопые". Потом они вместе немножко порылись в википедии и узнали-таки новое для себя слово - Перу.

- Это, блядь, где вообще?? - заорали полуфабрикаты хором.

- Это в Латинской, блядь, Америке, - сообщил им я.

- Латинская... это Южная? - обернувшись, застенчиво спросил меня тот, что поначитаннее.

- Бинго, - кивнул я.

Наверху пути наши разошлись. Удаляясь, я слышал, что полуфабрикаты горячо спорят о том, как же будет правильно - "перунцы" или "перукцы"...


А вообще... все эти мелкие компашки понаехавших любителей ногомяча пока что безнадёжно тонут в гуще дисциплинированно шагающих китайских туристов, с удивлением и растерянностью оценивающих простор Дворцовой и Исаакиевской...





16.05.2018: Оборотень wrote at 21:48

новояз

Очередной популярный неологизм из новояза: "крафтовый".

Как-то упустил я тот момент, когда всё вокруг стало крафтовым. Там, где раньше была "мебель из Боровичей", теперь значится - "крафтовая мебель". Там, где раньше было просто "Свежее пиво, рыба", нынче обязательно - "крафтовое пиво". 

Идешь домой, открываешь крафтовую дверь, снимаешь крафтовые ботинки, надеваешь крафтовый халат, берёшь бутыль крафтового пива, садишься в крафтовое кресло из Беларуси, влючаешь крафтовый телевизор, смотришь, как очередная крафтовая шалава отжала у очередного престарелого артиста квартиру в центре столицы... И чувствуешь, что мозги у тебя уже тоже - крафтовые.
Утром сегодня обнаружил под дверью бумажку, навязывающую крафтовые пирожные...

- Рамиз, а у тебя метла-то - крафтовая? - спросил я нашего дворника, по пути к мусорным контейнерам.

- Нэээээт, заааачем? Нормальная метла! - ответил, улыбаясь, Рамиз, по обыкновению попахивающий коньяком с клопами.

Мне всё это напомнило времена моей безвозвратно ушедшей юности, когда повсеместно как-то вдруг, внепланово началось повальное увлечение элитарностью. Особенно это касалось учебных заведений. Директоры школ, завучи, ректоры институтов на всех "торжественных линейках" и днях открытых дверей принялись взапуски разглагольствовать об "элитарном образовании" и о будущей принадлежности всех без исключения учеников к этой самой "элите". Для убедительности школы с некоторой поспешностью переименовывали в лицеи и гимназии. В некоторых устанавливали обязательную ежемесячную плату.
 
Что такое эта элита, на каких условиях туда вступают (и как оттуда можно слинять, если не понравится), никто не объяснял. 

- Мы воспитываем Э-ЛИ-ТУ! - говорила наша преждевременно полысевшая старушка-директор моим развесившим уши родителям и, наверное, про себя добавляла: - Всего-то за сто долларов в месяц.

Тогда, на дне открытых дверей, я не знал, что сказать на это. Слово "элита" прочно ассоциировалось у меня с англиканизмами: Конан Дойлем, Сомерсетом Моэмом, закрытыми пансионатами и игрой в поло. Причём тут я, учащийся школы (пусть и переименованной в гимназию!), расположенной в жутковатом районе, в самом начале Ленинского проспекта - было совсем непонятно.

Сегодня я бы сказал:

- А лучше б людей воспитывали...



24.04.2018: Оборотень wrote at 14:07

Гуманитарное

...Маленький склад, вернее сказать - обыкновенный гараж, до верху забит тугими чёрными полиэтиленовыми мешками. Сколько их - навскидку и сказать трудно. Десятки. Может быть, под сотню. В нтвэшных сериалах в такие мешки обычно  пакуют плохих артистов самой низкооплачиваемой категории.

Тут, конечно, никаких артистов нет. Тут - другое. Тут одежда.  В основном, ношеная, сэконд-хендовская. 146 % моих знакомых от вида таких шмоток скривились бы, наморщили носики и замахали руками. Сказали бы - "барахло".
Поэтому через неделю все эти пиджачишки, свитеры, бадлоны, юбки, всевозможное детское одеяние, расфасованные по коробкам, поедут туда, где кривиться никто не будет. Туда, где тяжелыми орудиями снесены целые посёлки, и люди, лишённые буквально всего необходимого, вынуждены ютиться в подвалах. Там все эти вещи, собранные и привезённые добрыми людьми, начнут новую жизнь и, может быть, сослужат добрую службу тем, от кого наша претендующая на имперское величие страна норовит отказаться уже второй раз за неполные тридцать лет. 

Это, разумеется, не всё. Среди коробок, перемотанных зеленым скотчем, изредка мелькает скотч красный. Особый груз. Маскхалаты. Прицелы. То, что крайне необходимо на передовой. То, чего катастрофически не хватает, несмотря на бойкие заверения некоторых военкоров, что там у нас "полноценные корпуса" и всё в шоколаде. Увы, увы. Там, где за дело берутся интенданты, остаётся только выжженное поле. 

А частная инициатива у нас, по традиции, приравнивается практически к бунту. И через неделю человек, снявший на свои кровные этот самый гараж и за свой счет катающийся из Петербурга через Ростов ТУДА, должен будет проходить долгие унизительные процедуры на "границе", объясняя, что то, что он везёт, действительно необходимо и никакой угрозы для режима не представляет...

Радует, что он такой не один. Их не то чтобы много, но они есть. Этакий коллективный Минин. Найдётся ли Пожарский?..



20.04.2018: Оборотень wrote at 12:58

немного об этногенезе и говне

Лет эдак десять назад в нашей тогдашней компании, неравнодушной к кино, были весьма распространены шутки про Безрукова. Навроде знаменитого гафтовского "Умереть не страшно - страшно, что после смерти тебя сыграет Безруков." 
Когда кто-то неумело врал или бездарно притворялся или, наоборот, переигрывал, говорили - "Безруков? Ты что ли? Не узнал в гриме." Или "Безруков, дай автограф!"

Так вот. Мне теперь страшно неудобно. Хочу принести свои извинения. Простите нас, Сергей Витальевич. Мы тогда никак не могли предвидеть Козловского, Боярскую... 
Да, впрочем, глупо перечислять. Вообще всё это молодое поколение "артистов" - какой-то апофеоз бездарности. 
Да, собственно, не только артистов... Видно, прав был Л.Н. Гумилёв. Инерционная фаза угасания этноса. Мы вырождаемся и отмираем. И ничего подлинно великого уже не создадим. Великим будет только пафос. Жар, с которым обывателей будут убеждать в величии повседневной серости и убогости.

ЗЫ Слышал краем уха, что наше Госкино на волне успеха у попкорножуев пробных спортивных "шаров" взялось за футбол. Не смотрел даже трейлеров, не читал никаких комментариев, но примерно представляю, что там будет. 
Обязательно будет стереотипный лирический герой, который не сломался под страшными ударами судьбы и пошёл начинать новую жизнь. Обязательно покажут какой-нибудь условный Кислодрищенск, в несколько прилизанном виде, но со всеми описанными ещё Гоголем и Салтыковым-Щедриным проблемами. Плюс футбольный антураж российских низших лиг - пустые стадионы, дерьмовые поля, дерьмовые судьи, дерьмовые футболисты и вообще всё дерьмовое. И, конечно, наш лирический герой, благодаря моральной (а главное - сексуальной!) поддержке какой-нибудь блядоватой подружки, посредством двух-трёх пафосных фраз все эти проблемы решит на раз-два-три. 
В конце фильма его будут нести на руках. И все будут плакать. По обе стороны экрана. Собственно, ради этих соплей всё и затевалось. В Штатах этакое говно уже лет тридцать по нескольку раз в год выходит. "Народу нравится!" (с)



13.04.2018: Оборотень wrote at 13:29

нота Бене

Прав был И.И. в памятном 14-ом. 

Переть надо было хотя бы до Днепра, пока шанс был. Начхать на все вопли, соцсети, санкции и переть, благо что у укропов из трёх с половиной ржавых танков осталось полтора.

Но нет - решили поиграть в геостратегов, поторговаться решили (с кем?! с Западом?! Тем Западом, который за всю историю никаких договоров не признавал, начиная от захвата Константинополя крестоносцами и заканчивая "нераспространением НАТО на Восток", "внеблоковой Германией"?!)  

Получили бы то же самое, что теперь, только с Харьковом, Одессой, Херсоном и Днепропетровском. А то, может, и с Киевом.

Не пришлось бы и "русскую весну" из употребления изымать.

Забудьте уже про "Версальские залы". Добровольно нас туда никто никогда и ни при каких обстоятельствах не пустит.



26.03.2018: Оборотень wrote at 19:54

ФК. Милан. Итоги

В Милане, в общем и целом, получился классический постолимпийский чемпионат мира: измолоченные и измочаленные, выхолощенные эмоционально и физически лидеры-фавориты дружно падали, вставали и снова падали; победили те, кому это больше было надо в данный конкретный момент времени. Сие в первую очередь касается одиночников. У парников и танцоров всё вышло до противного предсказуемо: ни стриптиза от Пападакис, ни косяков от Массо и ни одного шанса у конкурентов. Савченко лишний раз подтвердила своё величие. По-моему, ей в Берлине должны поставить памятник (в паре с которым она выиграет ещё пару чемпионатов). 

У девочек, барышень и женщин победила барышня Осмонд. Пожалуй, заслуженно. С самого своего возвращения после травмы канадка демонстрировала стабильное катание без резких провалов, достойно конкурировала с нашими девчушками и прогрессировала. Конечно, судьи бывают к ней порой чересчур благосклонны, но в этот раз помощь свыше не потребовалась.

Костнер выжала максимум из короткой, но на произвольную её уже не хватает. Но, учитывая годичный простой, уже одна её конкурентоспособность на фоне прытких барышень и девочек вызывает восхищение.

Загитова, на своём уровне откатав короткую, произвольную провалила, не добрав баллов тридцать. Ничего, девочка. Ты ведь давно знаешь: спорт - учитель суровый, и случившееся - всего лишь очередной его жестокий урок...

Сотскова, побеждавшая Осмонд на Гран-при, в этот раз откаталась достойно, но не более. Учитывая то, как нас сейчас судят, этого мало. Нельзя ошибаться, падать вообще недопустимо. 

Константинову ругать язык как-то не поворачивается. Провал, конечно, полный. Произвольная рассыпалась совсем. Но она вообще поехала на чемпионат мира почти случайно: в последний момент снялась из-за травмы Медведева, Трусова пока до взрослых турниров не доросла, Погорилая лечится, а Цурская, Туктамышева и Радионова проиграли Константиновой в декабре на России, так что с точки зрения спортивного принципа всё в порядке. 
Но Станислава явно принадлежит к тому типу спортсменов, у которых эмоциональное состояние напрямую влияет на результаты. Кататься "через не могу" она пока не умеет. В Милан же она приехала практически прямиком с юниорского чемпионата, так что на взрослых у неё уже эмоций никаких не осталось. А технически она оснащена, откровенно говоря, так себе. Поздно заниматься начала, говорят спецы.

Японки доказали, что они в ФК по-прежнему сила. И Хигучи, и Мияхара откатались не то чтобы блестяще, но стабильно. Лично мне этот классический азиатский стиль "от крепкого бедра" не очень нравится, но результат даёт - значит, имеет право на существование.

Из "второго эшелона" понравилась бельгийка Хендрикс, которая, судя по нашим комментаторам, никак не определится с именем - Луна она, Лена или Лина. 
Ну и Тённел ещё. Девочка явно прогрессирует и обязательно будет серьёзным претендентом на медали в ближайшие несколько сезонов.

В мужском катании поразили двое. Во-первых, япошка Шома, катавшийся, по сути, на одной ноге, но совершенно по-самурайски выжавший из этой единственной ноги максимум и даже больше. Во-вторых, китаец Боян, шлёпнувшийся в произвольной какое-то неимоверное количество раз. Нет, ну всё можно понять - Олимпида недавно была, устал, надоели все эти луцы-сальховы до чертиков... Но не до такой же степени болт забивать, это ж какой-никакой чемпионат мира всё-таки.

По итогу у Нейтена Чена не оказалось ни одного достойного соперника. Он сполна расплатился за неудачную Олимпиаду и в ближайшие несколько лет, очевидно, будет одним из завсегдатаев всевозможных пьедесталов. Отличная работа, Рафаэль Владимирович.

Кто ещё запомнился? Пожалуй, ещё один японец - я его до этого ни разу не видел. Сильный юноша, достойный бэкап для Ханю и Шомы. Все остальные - Быченко, Васильев, Ге и прочие - откатались более-менее на своём уровне.

Наши выступили достойно. Алиеву нужно разнообразить арсенал - тогда он совершенно точно станет конкурентом даже для великих мира сего. Его очень хвалили даже американцы на евроспорте. Сказали - задатки будущего чемпиона. Но пока что арсенал у него бедноват, и если вылетает из программы четверной прыжок, то дальше трудно сориентироваться - нет простора для манёвра. Соответственно, большие потери баллов... Так вышло и в короткой.

Коляда, несмотря на бронзу, разочаровал. Максимально ради медальки упростил короткую программу, в произвольной же опять шлёпнулся с лутца. А без этого четверного рассчитывать на серьёзную борьбу с корифеями не приходится. Спасибо, конечно, за медальку, но если не будет серьёзного прогресса этим летом, то она, вероятно, останется единственной на уровне "мира".

А если в целом - уровень, конечно, вырос обалденно. И непонятно - есть ли предел человеческой ловкости, силе, координации? Можно ли и дальше отодвигать границы возможного?

И ещё. Уберите всё-таки Иоланду Чен. Она, конечно, молодец, старается.... но уберите. Ну больно ж слушать...



21.03.2018: Оборотень wrote at 22:02

Милан. ФК

Послеолимпийские чемпионаты мира, в любом виде - что-то такое навроде старого Кубка УЕФА в футболе. Турнир, интересный исключительно новичкам-дебютантам. Возможность "помахать кулаками" после драки для тех, кто провалил главный турнир.  

Чемпионы сюда либо не приезжают, либо приезжают выжатые, с незалеченными травмами и мечтами об отпуске. Тем не менее зрелище и интрига бывают и тут.

На ЧМ в Милане интрига будет точно. Наверняка не успевшей восстановиться Загитовой будет трудно. Костнер и Осмонд будут тащить судьи. Дейлмен будет сверхмотивирована после неудачи в Корее. Сотскова даже при очень удачных прокатах в тройку попадет вряд ли. Константинова - девушка яркая, прекрасно сложенная, отлично скользящая... Но с серьёзными пробелами в технике - помарки и недокруты ее лучшие друзья. На внутренних соревнованиях судьи эту девчушку "подтаскивали" (вероятно, по причине особого к ней отношения ТАТ), в Милане такого, понятное дело, не будет. По общему уровню я бы её поставил примерно на один уровень с Лекавалье-Турсынбаевой-Хендрикс. Такой хороший, надёжный второй эшелон. Хотя обе её программы будут яркие, эмоциональные и зрителям наверняка запомнятся.

У парней Нейтен Чен будет пытаться реабилитироваться за корейскую короткую, Шома в отсутствие Ханю будет "в жало" отстаивать японскую гегемонию в мужских соревнованиях. Боян обоим оттопчет пятки. Коляда с Алиевым, вероятно, будут близко от пьедестала, но залезть на него получится вряд ли... Разве что уже после церемонии награждения. Кто из них окажется по итогу повыше - сказать трудно. На Олимпиаде Алиев мне показался поинтереснее, особенно в плане катания и компонентов. Но прыжки всё же важнее.

В соревновании спортивных пар Тарасова с Морозовым постараются подсластить корейскую острую горечь и, в принципе, при хороших прокатах им вполне по силам победить всех, включая Савченко с этим-как-его-да-не-важно-в-общем.
Энберт-Забияко, при наличии отсутствия сильных канадцев с китайцами, имеют шансы на бронзу. Но полагаю, что на третье место судьи поставят французов.

В танцах будет, видимо, скучновато. Мойру с Вирчу надоело собирать золото, так что главный вопрос - покажет ли милейшая Габи Пападакис ещё что-нибудь? Интрига мертва. Да здравствует интрига!



17.03.2018: Оборотень wrote at 23:13

бездействие тоже действие

После президентских выборов 96-го политическая жизнь на некоторое время не то чтобы умерла совсем, но как-то приморозилась.

Коммунистический реванш не состоялся (да и не мог, шансов не имел: с самого 91-го новообразованная КПРФ играла роль огородного пугала и нужна была исключительно для мобилизации "демократического" электората). Вернувшегося из эмиграции Солженицына послушали, сочувственно ему покивали и... продолжили делёж советского наследия. Александр Исаевич плюнул, обругал последними словами всех участников действа, отказался от предложенных наград и убыл, по сути, во "внутреннюю эмиграцию" (хотя и довольно комфортабельную) - заканчивать книгу о сосуществовании русских с евреями. 

Президента показывали редко - в основном, на праздники. Он как бы был, но где-то там, высоко наверху - "работал с документами". Тот цирк, который творился на заседаниях Думы, с мордобоем и дикими плясками, никого обмануть не мог: все разумные люди прекрасно понимали, что это не "настоящая политическая жизнь", а возня, тараканьи бега. Отвлечение внимания. На кухонных междусобойчиках в обиход вошло произносимое с особым выражением и ехидной усмешечкой слово "семья". Оно было, по-моему, гораздо более популярно, чем вошедшая в учебники "семибанкирщина".

Вслушиваясь в разговоры старших, я многого не понимал. Но когда задавал прямые конкретные вопросы, вместо ответов получал стандартные "полуправдивые" экивоки. Скажем, я спрашивал о кандидатах в президенты и слышал, что "это лучшие люди, которым доверяют и которых выдвигают". Что несколько не вязалось с потоками полубранной ругани, ежедневно обрушиваемой на головы "лучших из лучших". Многое поначалу было мне непонятно и в 99-ом, когда оглушенная дефолтом, растерянная и потерянная страна собирала новую Думу. Справедливости ради - по моим наблюдениям, не было, наверное, вообще никого, кто понимал бы хоть что-нибудь. 

Партий было много. Все что-то обещали. Для того, чтоб разобраться в словесных хитросплетениях предвыборных программ, нужна была поразительная сила воли и уйма свободного времени. Я пристально наблюдал за окружающими и довольно скоро понял, что в действительности никто ничьих программ даже не открывает. Наш российский избиратель в своём выборе опирается исключительно на субъективную, чисто эмоциональную (зачастую подсознательную) оценку.

- И.Н., а вы за кого голосовали? - по-детски непосредственно спросил я, помню, на переменке свою классную руководительницу.

- За "Единство", - ответила она, по своему обыкновению глядя на меня поверх очков и едва заметно улыбаясь.

- Это который "Медведь"? - обрадовался я (родители тоже голосовали за них), - А... почему?

- Только из-за Карелина! - последовал ответ.

Так "исполнила свой гражданский долг" образованная, столбовая в пятом поколении интеллигентка, учительница средней школы. Что говорить про прочий, более маргинальный электорат?

Те выборы были, впрочем, довольно весёлыми. Помню, как учившийся классом старше Митя Исаков в день выборов начертил таблицу с названиями партий и в течение нескольких последующих дней с озабоченным видом бегал по школе и собирал свежие данные: кто сколько набрал. Данные аккуратно заносил в таблицу в соответствующую графу. Было немного похоже на футбольную "шахматку". 

Сам он почему-то "болел" за "ОВР" - "консервативный" лужковско-примаковский блок, призванный на пару с шойговским "Единством" отобрать, наконец, у коммунистов "чемпионство", не пропустив при этом наверх ортодоксальных сектантов из так называемых "либеральных" партий. Найти подобающее объяснение своим симпатиям Митя так и не смог.

- Они - хорошие. По-моему, - ответил он на мой недоумённый вопрос, чем же ОВР лучше остальных. Видимо, это было всё равно что спросить у футбольного фаната о первопричине его клубных предпочтений.

В общем, была во всём этом какая-то фальшь, бутафория, которую я, довольно чуткий от природы, уловил сразу, хотя поначалу и не мог сформулировать, что именно меня смущает...

Чем старше я становился, тем отчётливее становилось и это ощущение фальши. Все рассказы про "суверенную демократию" (один мой товарищ метко окрестил её "суеверной"), про "источник власти - народ" к моменту моего вхождения в "избирательный возраст" вызывали у меня одну усмешку. Я уже знал замечательный афоризм Марка Твена о выборах и никакого желания участвовать в этом балагане у меня ни разу не возникало. А весь лживый пафос о "необходимости исполнения гражданского долга" легко разбивался о ясное понимание того, что наша власть давным-давно от народа оторвалась, закуклилась и стала обособленной кастой небожителей, живущей по своим собственным законам (вернее - "по понятиям") и только в периоды выборов снисходящей к нам, плебеям, "с Олимпа". А значит, участие в выборах подразумевает, что ты, избиратель, с таким положением дел согласен и готов этой самой касте новоявленных патрикиев подыгрывать.

Я очень не люблю внутренних противоречий. Мне тяжело с ними жить, я, словно скорпион, начинаю жалить сам себя. И если я не уверен, хотя бы процентов на 90, в правильности своего поступка, я всегда выбираю бездействие. Это не почерпнутая откуда-то из даосских философий мудра и не вычитанный совет какого-нибудь гуру... Это банальное желание дожить до смерти с хотя бы относительно чистой совестью. Поэтому я ни разу в жизни не голосовал. И впредь, лет через 12, когда очередной отвечающий за внутреннюю политику сурков или володин предложит нам выбирать между каким-нибудь милоновым и навальным (вполне допускаю возможность такого расклада), я снова, по обыкновению, скажу: "Мерси, господа, но же пасс. Без меня."

Хотя, пожалуй, если этот самый очередной условный володин выйдет к трибуне и скажет как есть:

- Товарищи, господа, граждане... Короче, электорат. Вы уж извиняйте, что мы вас напрягаем в выходной... Никакой, конечно, демократии у нас никогда не было, нет и не будет... Да она и в принципе ни вам ни нам на хрен не нужна. Но нам пипец как надо пустить пыль в глаза нашим зарубежным партнёрам, что она у нас как бы есть, чтоб не воняли сильно. Не в падлу, братухи, придите, а? Голосните... В смысле - проголосуйте...

- тогда я бы даже задумался: может, сходить?

А пока... Кажется, в Древней Греции людей, не участвующих в общественной жизни, называли "идиотами". Так что прошу официально считать меня идиотом. В конце концов, князь Мышкин и Йозеф Швейк не самая худшая компания.


ZigZag remarked at 20.03.2018 12:02:
1. Про выборы 96 абсолютно не так: до последнего никто не был уверен в исходе выборов - ни граждане, ни руководство. Наверное, первый и единственный раз, когда шансы коммунистов были максимально реальны и реализуемы.
2.Что касается того, что программы партий население не читало и не разбиралось, - так это понятно. От однопартийной системы избавились менее 5 лет, в головах перестройка не могла произойти - на это нужны поколения.
3. Как еще учительнице объяснять маленьким школьникам - что, мол, программа импонирует? Вы же маленькому ребенку на вопрос "почему трава зеленая?" не с первого раза начнете углубляться в биологию. Это логично.

Оборотень remarked at 20.03.2018 14:22:
ZigZag, я вовсе не претендую на истину. Я даже не претендую на объективность. Я не провожу никаких исследований, не устраиваю анкетирований, не выделяю фокус-группы, не высчитываю погрешность. Эти записульки - так, развлечения ради, от нечего делать. Опираюсь я исключительно на собственные ощущения и смутные воспоминания, которые, само собой, могут не совпадать с Вашими. Теперь по порядку.

1. Уверенных хоть в чём-нибудь людей тогда, в 96-ом, наверное, вообще не было. Насчёт руководства - извините, не поверю. Какие могли быть шансы у КПРФ, если всё телевидение было в руках у этого самого "руководства"? А телевидение с самого 91-го пело одну и ту же песню: "Хотите возвращения "совков"? Хотите пустые полки в магазинах? Хотите новой холодной войны со штатами? Хотите репрессии?"
И самое смешное, что молодой (не старше 40 лет) электорат эту пургу принимал на ура. Всерьёз допускали, что дедушка Зю, едва станет главой государства, тут же кинется сажать направо и налево всех только что вылупившихся "бизнесменов" и даже тех, кто на них работал. Так что мобилизоваться под выборы для ельцинских пиарщиков было проще простого. Поэтому как ни материли Ельцина на кухонных посиделках, едва только речь заходила об альтернативах, тут же звучало сакраментальное "Ну не за этого же?!"

Вполне допускаю, что если бы вместо Зюганова был кто-то более толковый и гибкий во взглядах, то шансы у "красных" были бы. Но не с этим замшелым, нафталинным краснобаем, разговаривающим преувеличенно громкими лозунгами 70-х. Думаю, что отфильтровывать потенциально опасных конкурентов прекрасно умели и тогда. Поэтому Зюганов и сидит так прочно на своём почётном месте "главного системного оппозиционера".

2. По-моему, обычная житейская логика должна работать вне зависимости от действующего политического режима. Если идёт борьба партий, и "нужно выбрать будущее", логично было бы хотя бы попытаться разобраться в том, что каждая из сторон предлагает. А если население не умеет и не желает читать... тогда, наверное, не надо вообще ваять эту многопартийность.

3. В 99-ом мы уже были подростками. Лично я считаю, что лучший способ диалога с детьми любого возраста - простые искренние слова. Их всегда можно найти и для описания процесса фотосинтеза и для объяснения своих политических убеждений.


07.03.2018: Оборотень wrote at 23:28

или?

Первые выборы, которые я запомнил, - те самые, скандальные, скомпрометированные знаменитой коробкой из-под ксерокса и лозунгом-призывом "голосуй сам-знаешь-за-кого или проиграешь". События более ранние - ГКЧП, беловежский позор и логично последовавший следом за ними октябрьский московский погром - в памяти моей по понятным причинам не запечатлелись совсем никак. Как сказал бы один великолепный прохиндей, "в то героическое время я был крайне мал. Я был дитя."

Сознательная моя жизнь началась уже в России "демократической", находящейся в стадии перманентного и повсеместного хаоса мироздания, в качестве гимна использовавшей "Патриотическую песню" Глинки, хотя в букваре, по которому я учился читать, на форзаце был напечатан "Союз нерушимый...", а в толстом атласе, из которого я почерпнул первые познания по гео- и этнографии, на карте Европы имелись РСФСР и все прочие социалистические "братские" республики-лимитрофы с соответствующими флагами. Как ни странно, какого-то особенного "когнитивного диссонанса" у меня не возникло. Во всяком случае, я ничего такого не помню. Наверное, взрослые мне как-то это объяснили, и я их объяснение принял.

О выборах 96-го я помню, в основном, случайные разговоры в общественном транспорте, по большей части - в трамваях. Странная особенность человеческой памяти - выхватывать что-то избранное, непонятно по какому принципу и, наоборот, ретушировать и даже стирать нечто, казалось бы, важное и жизнеобразующее...

К лету 96-ого ельцинское обаяние "своего парня" и "борца с привилегиями" успело изрядно заветриться перегарным выхлопом, "шоковая терапия" и последующие гайдаро-чубайсовские выкрутасы (впрочем, теперь уже ясно, что выкрутасы были скорее "американские") заставили электорат призадуматься о "цене демократии"... Наверное, будь среди претендентов на "шапку Мономаха" хоть кто-нибудь относительно вменяемый, власть свердловского малограмотного лапотника на два срока бы не растеклась. Но откуда там взяться адекватному?..

Я хорошо помню, что меня, восьмилетнего, все эти предвыборные коллизии сильно будоражили. Я честно пытался понять - что происходит, для чего и зачем. Наслушавшись, как взрослые вокруг ругают Ельцина, я однажды спросил у своего товарища по футбольной школе, Виталика Кузьмина (нас везли на тренировку наши мамы), за кого будут голосовать его родители.

- Мы, наверное, за Зюганова, - сообщил ему я. 

На нас заоборачивались. Судя по всему, зюгановского электората в трамвае было немного... Моя мама изумленно посмотрела на меня и тут же начала тревожно озираться - по советской, видимо, привычке.

- Это потому, что у него фамилия на "ЗЮ"? - спросил какой-то хмуроватый дедок в потурханном пиджачке и сумкой на плече.

Я, сбитый с толку, молчал. Виталик хлопал глазами. Мама Виталика на всякий случай отодвинулась от моей мамы - тоже, видимо, по той же привычке.

Дедок же, усмехнувшись, вытащил из сумки пачку вырезанных из газет фотографий. Кажется, всё это были "кандидаты в мономахи" и прочие известные политиканы. Зачем он их вырезал, да ещё и таскал с собой - и по сей день  для меня загадка.

- Гляди сюда, - сказал дедок. - Вот это вот Борька. Главная гнида. Мудак и сволочь, за пузырь водки всех продаст. А это вот и есть тот самый Зю. Кроме фамилии ничего выдающегося - серая бездарь. А это вот бравый генерал Сашка... Приднестровье чуть не сдал, с черножопыми мировую подписал - и вдруг героем стал, на руках носят. Погоди ещё, с америкосами какой-нибудь мир подпишет - фельдмаршала дадут. Суворов с Жуковым в гробу перевернутся! А этого знаешь? Нет? Явлинский. Ещё одна мудила! Западэнский жидёныш Россией управлять лезет - ну не хохма?

Я молчал. Досталось от злоязыкого дедка всем. И Жириновскому, и Руцкому, и Руслану Имранычу и кому-то ещё... 

- Один там только приличный человек - Болдырев, но он мягкий слишком. Как... - и дедок бойко сообщил, какую ассоциацию вызывала у него "мягкость" характера Юрия Юрьевича. 

- Улица Гастелло! - вклинился в этот монолог машинист. - Следующая - Авиационная...

- Тьфу ты, заболтался с тобой! - дед быстро засунул фотографии обратно в сумку и рванулся к дверям...

- Так я не понял... - спросил громким шёпотом Виталик. - А голосовать-то за кого?




24.02.2018: Оборотень wrote at 01:04

Олимпиадка

Ну что же... Олимпиада в общем и целом сюрпризов преподносит минимум.   

Было время (и ведь не так давно было!) - второе место (тем паче третье) считалось позором. За второе место на чемпионате Европы по футболу (!!!) главного тренера снимали и драли на спорткомитете, как сидорову козу. Нынче второму месту радуются, как... ну не знаю... как возвращению Гагарина примерно. Триумф!
Очень веселит то, как всё происходящее преподносится в новостях. "Наша спортсменка показала выдающийся результат и заслуженно стала  четвёртой..." "Нашим спортсменам не было равных, итог - заслуженное третье место..."  

Каждое серебро и каждая бронза есть не что иное, как доказательство великой мощи отечественного спорта; полное отсутствие до сего дня золота есть не что иное, как результат козней коварного врага. Такова установка.

В биатлоне - провал. В лыжах - чуть получше (может, не тем ребятам винтовки раздали?) В коньках - голландцы. В санках - не те санки, оказывается. Раньше были старые, но быстрые. А теперь - новые, но медленные. В кёрлинге - мельдоний. Ха! Мне его на медосмотре лет восемь назад доктор один советовал. Пользы от него, говорил, никакой, но и хуже тоже не будет. На, говорит, рецепт. Должен же я тебе хоть что-то впарить? Он, кстати, абстинентный синдром снимает хорошо. За что и получил неофициальное наименование "хмельдоний".

В хоккее вообще цирк. Ради этого турнира у нас специально согнали всех способных стоять на коньках и держать клюшку в два армейских клуба ("базовые"), вернули из НХЛ Дацюка, раздраконили календарь чемпионата... А пафосу-то, пафосу... "Красная машина"! "Идём за золотом"! Да уж, положеньице... Выиграешь, скажут: "Подумаешь, полулюбителей каких-то обыграли..." А проиграешь - придётся, наверное, в Корее навсегда остаться. Собак жрать учиться.

В фигурном катании некоторые сюрпризы всё же есть. Главный - провал Нейтена Чена. По хорошему, Фернандесу на пьедестале  уже делать нечего. При всём уважении. Но Чен бездарнейше провалил короткую, недобрал баллов 20, и харизматичный испашка получил, вероятно, самую ценную награду в своей карьере. Наши ребятки откатались, в общем и целом, на своём, довольно приличном, но очень далёком от элиты, уровне. Ругать, наверное, особо не за что. Если говорить о перспективе, то она довольно туманна. У Алиева, кажется некоторый прыжковый потенциал есть, а вот насчёт Коляды пока совсем непонятно. Год назад его прогресс был очевиден. Сейчас - ступор. И, в любом случае, гегемонию азиатов в ближайшие годы они не нарушат, увы.

Другой сюрприз преподнесли Тарасова и Морозов. Причём там, где этого совсем не ждали. Произвольную они всегда катали с закрытыми глазами, ошибки и помарки были исключительно в короткой. И тут вдруг, нате вам... Перегорели. Пересидели в раздевалке перед выходом. Молодо-зелено... Ну что ж, главное теперь, чтоб не задурковали и остались в паре. Будущее у них однозначно есть, и будущее это отливает золотом. Олимпийским.
За Савченко лично я был очень рад. Великая спортсменка. Ей вместо партнёра статую Аполлона поставить - она бы и её на пьедестал затащила. Свезло французику, вот уж свезло...

У танцоров канадцы предсказуемо обскакали французов. У Пападакис в разгар программы костюм спадакис и грудь обнажакис. Она страшно переживала, хотя, в общем, напрасно. Никто там ничего толком не увидел. Если б она в интервью сама не сказала, никто б и не заметил, наверное. 

Ну а барышни наши... это, конечно, чудо чудное и диво дивное. За Медведеву немножко обидно... Да даже не немножко, а очень обидно. Человек два года подряд нёс всех по кочкам, был чемпионом всего и вся, шёл к Олимпиаде, преодолел неприятнейшую травму, великолепно откатал обе программы, а в итоге - серебро?! Таков спорт. Такова жизнь. А что будет через четыре года - кто знает? Там у Тутберидзе следующее поколение уже четверные скачет.

Этери Георгиевна - это, конечно, главный феномен. Лобановский от фигурного катания. Наблюдая за ней в "Юбилейном", обратил внимание на то, как она общается со своими. Без лишнего надрыва, спокойно, уверенно. И воспитанницы её все как на подбор: сосредоточенные, но не мандражирующие; спокойные, но не расхлябанные. Это, разумеется, далеко не залог успеха, но важно.

Соперница на мировом уровне у наших пока одна - Осмонд. Все остальные - далековато позади. 

Засим покамест всё.



13.02.2018: Оборотень wrote at 00:23

deja vu

Периандр, коринфский тиран, раз отправил посла к Фрасибулу, милетскому тирану, чтобы спросить у него совета, как ему установить надёжнейший и наилучший образ правления, иначе говоря - как ему лучше утвердить свою власть в Коринфе? Фрасибул вывел посла за город, пошел на засеянное поле и, проходя по ниве, спрашивал посла о цели его прибытия и в то же время сбивал колосья, которые возвышались над другими и были выше всех, и продолжал это до тех пор, пока не истребил лучшей части нивы. Так он прошёл по всему полю и отослал посла обратно, не сказав ему больше ни слова. Вернувшись в Коринф, посол стал жаловаться Периандру, что его отправили искать совета у человека умалишённого, однако Периандр прекрасно понял мысль Фрасибула: скоро он погубил или присудил к изгнанию тех граждан, которые возвышались над другими знатностью и влиянием... 

Вследствие подобной политической мудрости, которая одинаково применялась в древних монархиях, демократических и аристократических государствах, везде получался одинаковый результат: "колосья" получались всё ровней, а качество и количество "зерна" скуднели... (с)
В общем, мир - театр. Век сменяет век, усложняются декорации, но пьески всё те же, и маски те же.



09.02.2018: Оборотень wrote at 12:30

командные

Логика введения отдельного командного турнира по ФК с самого начала вызывала у меня некоторое недоумение. Это ж всё-таки не хоккей, какие такие ещё команды? Индивидуальный вид спорта, эгоистичный: каждый отвечает конкретно за себя, за свою работу, за свою готовность. 

А тут, получается, любой выдающийся в своём виде спортсмен (тот же Фернандес) может оказаться заложником отсутствия таких же достойных соотечественников в остальных видах. Для чего тогда ему лишний раз надрываться? Для чего риск травмы, срыва? Ведь понятно, что приоритетом для абсолютного большинства всё равно остаются индивидуальные соревнования.

Очень хотелось дополнительный комплект наград? Ну так посчитали бы сумму по итогам индивидуальных заездов - вручили бы тут же, после последнего соревнования.

Лишний раз показать зрителям программы, которые спортсмены и так накатывают целый год, а то и больше? А потом спустя несколько дней снова увидеть эти же программы в индивидуальных?

Ну и вообще, забавно, конечно. Вот, допустим, откатают наши парники и девчушки хотя бы без грубых ошибок... И Коляда, позорно отъездивший буквально всю короткую на заднице, станет олимпийским призёром. Даже, если повезёт, чемпионом. Что внукам будет рассказывать? Как с лутца упал и каскад запорол?



04.02.2018: Оборотень wrote at 01:03

За ФК и Олимпиаду

В декабре удалось побывать на чемпионате России по ФК в "Юбилейном", посмотрел произвольные парников и девчонок. Эти приятные впечатления дополнил московским ЧЕ.

Прикидывая шансы наших на Олимпиаде, как-то не могу удержаться от крайностей: с одной стороны вполне по силам взять медали в каждом отдельном виде; с другой, грибоедовское "а судьи кто?" тут же ниспровергает с оптимистичных высей прямиком в мрачную бездну. Как будут судить? На сколько голов нужно быть выше остальных, чтоб получить просто своё заслуженное? Кто вообще способен откататься идеально чисто?

Так, по логике вещей, у девушек должно быть два железных места на пьедестале. Объективно, до уровня Медведевой (даже только-только залечившейся) и Загитовой ни Осмонд, ни Дейлмен, ни Костнер, ни шустрые дочери самураев, ни главная американская надежда Теннел не тянут. Сотскова, очень прибавившая по сравнению с прошлым годом, тоже имеет шансы на медаль - при условии, что покажет свой максимум. При наличии помарок и при прочих равных, условную Осмонд поставят неизбежно выше. В общем, если не будет никаких форс-мажоров... А впрочем, глупое предположение. Спорт - один сплошной форс-мажор. Если же говорить о соперничестве Медведевой и Загитовой, то на данный момент шансы Загитовой вроде как повыше - просто потому, что к этой Олимпиаде она подошла в идеальных условиях и идеальном состоянии (никаких травм, за плечами - победы в нескольких соревнованиях). Сравнивать их довольно трудно - уж очень разные. Хотя лично мне пластика, катание и артистизм Медведевой нравятся побольше.

В медаль у парней я не очень верю. Разве что какая-нибудь совсем шальная, в результате резкого приступа дизентерии у всех реальных претендентов. Коляда на серьёзный мировой уровень так и не вышел, прыжки срывает регулярно и вообще ни разу не откатал произвольную на соревнованиях без помарок. Алиев на ЧЕ очень порадовал хореографией и общим потенциалом (дождался-таки и Рукавицын своего таланта!), но по компонентам до элиты ему пока, конечно, далековато. Для него Олимпиада - исключительно опыт, эмоции, впечатления и работа на перспективу. Борьба в этом виде будет, несомненно, очень интересной - Чен и Шома пока выглядят пофаворитестей, но и Ханю вполне может повторить сочинский успех (если полностью восстановится от жутковатого своего падения), и Фернандес наверняка попытается ещё разок тряхнуть стариной, и прибавивший Боян тоже будет где-то близко.

У парников что-либо предсказывать трудно. Парники - это вообще особая каста. Тут для успеха нужно всё то же самое, что и у одиночников, но в два раза больше. Плюс - взаимоотношения, а это вообще лес дремучий. Не так утром посмотрел, не так пошутила на разминке - вот тебе сорванный выброс. Столбову с Климовым, я так понимаю, на турнир не пустили, но в них и так не особенно-то и верилось. После Сочи, после ухода Транькова с Волосожар именно на них примеривали роль флагманов. Но - не пошло. По разным причинам, объективным и субъективным. Как факт - за три года ни одной убедительной международной победы. Тарасова с Морозовым в последний год выглядят убедительнее и если смогут собраться и показать максимум, на пьедестал вполне могут и залезть. Но соперники... Соперники очень серьёзные - тут и два китайских дуэта, и опытные Дюамель-Редфорд с их грубоватым, но эффективным катанием, и, конечно, Савченко с Массо... Остальные наши два дуэта едва ли пробьются выше пятого места.

В танцах я совсем ничего не понимаю, но, судя по всему, там опять главная интрига - французы или канадцы.

ЗЫ В "Юбилейном" очень повезло с местами - сидел почти над тренерским бортиком, имел удовольствие понаблюдать за работой корифеев. Болел за Цурскую - из-за непростой спортивной судьбы. Увы, "бабочка" в произвольной отбросила её за пределы тройки. Совсем расстроила Радионова - регрессирует всё дальше и дальше. Удивила Константинова - после провала в короткой за счёт драйва в произвольной ухитрилась вылезти на итоговое четвертое. Говорят, она пользуется особым расположением Татьяны Анатольевны. :)



24.01.2018: Оборотень wrote at 18:59

Почему я променял футбол на фигурное катание

Ну, во-первых, футбола у нас нет - есть бег с мячом, причём довольно медленный. Это не я сказал, это сказал человек, уже лет сорок объясняющий детишкам правила и секреты этого самого "бега". Сорок лет он, бедолага, считал себя футбольным тренером, на сорок первый с горечью признал, что всё-таки нет, не получается почему-то. Вроде всё по книгам, по учебникам - 12 лет тренировки 5 раз в неделю по два часа, плюс игры, чемпионаты-кубки, летом сборы под Зеленогорском, нагрузки, кроссы, многоскоки, тест Купера на беговой дорожке - а на выходе один чёрт знает что: не футболисты, а бегуны. Причём довольно медленные. 

Впрочем, проблема распространённая. Биатлонистов тоже вроде тренируют как биатлонистов, а получаются бегуны с палками под вопли Губерниева. Довольно медленные. Но это так, к слову.

У фигуристов вот как-то не так. Фигуристов тренируют - тоже, кстати, по учебникам - два-три раза в день, лёд-хореография-офп, и на выходе почему-то получаются именно желаемые фигуристы, а не бегуны по льду. А особенно получаются фигуристки. А особенно у Этери Георгиевны. Там в группе у неё чемпион на чемпионе сидит и чемпионом погоняет. А за чемпионами наблюдать всегда интереснее, чем за нечемпионами. У чемпионов даже походка другая. И глаза другие. Осмысленные.

Во-вторых, система оплаты, конечно. Когда чемпиону дают миллион, это как-то нормально воспринимается. Не обидно. Сразу понятно - за дело дали.  И здоровье поправит, и отдохнёт. Нет никакого желания на этот самый миллион претендовать - мол, и со мной могли б поделиться... А вот когда лет 10 назад банкротился один подмосковный клуб и достоянием общественности стали контракты бегунов, никогда ничего не выигрывавших и даже близко к тому не стоявших... Тогда вопросы возникли у многих. Какое такое здоровье им надо поправить и от чего отдохнуть? Где это вы так сильно напрягались, болезные? 

В-третьих, общий антураж конечно. Что услышите вы на трибуне во время очередного тура росгострах-чемпионата по бегу с мячом? Полный словарь русского мата с современными дополнениями. И элементы камасутры, конечно, куда без них. Там чью-то маму, здесь чью-то, поодаль тоже. Судью несчастного всем стадионом вертят. Даже на тех дорогих секторах, где вроде как приличные люди сидеть должны... С командой противника - 11 потных грязных мужиков! - обещают сделать такое, что и представить страшно. Надоедает, если честно. Если уж так на уши давит - можно бы на стадион и не ходить. Сейчас много разнообразных способов выплеска сексуальной энергии. Группы вконтакте, приложения в телефоне, даже какие-то японские порномультики свою нишу нашли. 
В фигурном катании не так. Тут люди извиняются, если кому-то ногу отдавили, хлопают всем, вне зависимости от своих симпатий, никому не обещают кого-то отодрать (хотя участницы соревнований гораздо привлекательней тех потных и грязных мужиков). В общем, другая публика. Не кричат поклонники, скажем, Леоновой поклонникам, скажем, Константиновой:

- Мы вас повесим и закопаем!

И те тоже не кричат в ответ:

- Отсоси у Станиславы, хэй-хэй! 

И судей ни на чём не вертят. Так, только... расстрелять иногда предлагают...



15.01.2018: Оборотень wrote at 00:17

Движение в...

Кино про спорт я вообще-то не люблю. Почему-то снимают такие фильмы (да и сценарии к ним пишут) люди, чей curriculum vitae со спортом никак не коррелирует. Поэтому мне всегда первым делом бросаются в глаза десятки неточностей, нелепостей, глупостей, ляпсусов и клише, и только потом, если повезёт, мне удаётся хотя бы немного отвлечься на сюжетные линии. Последние, к слову, до ужаса однообразны.
Собственно, главная цель таких фильмов - не показать спортивную жизнь изнутри, не осветить её многочисленные "тёмные закоулки", а... срубить бабла освоить бюджет. Рассчитаны такие фильмы, в основном, на туповатых фанатов и их подружек, отсюда и примитивизм. Исключения крайне редки.

Снимает, разумеется, по большей части Голливуд (как же прав был Джей Ди Сэлинджер в своей священной ненависти к нему!) У нас до недавнего времени спорт не трогали - всё руки не доходили. Ну а теперь, видимо, менты с бандитами друг друга исчерпали и пошло-поехало.

Если коротко, то в "Движении вверх" есть три основные сюжетные интриги:

1) Разрешат ли злые советские чиновники сделать операцию сыну главного тренера (за границей и за свой счёт)? Или обрекут на пожизненную инвалидность?

2) Помрёт ли неизлечимо больной Саша Белов до финала, во время финала или всё-таки после?

3) Сбежит ли махровый антисоветчик Паулаускас за кордон или всё-таки советская совесть не позволит?

И самое поразительное в этом вранье то, что оно враньё от первого до последнего слова (с). 


В общем, слезливым барышням или испытывающим сезонную потребность в "соплях в сахаре", фильм, наверное, понравится. Тем, кто хоть немножко в спорте разбирается, кто знает подлинную историю той великой победы, вероятно, лучше не ходить.

Подводя печальный итог: с самого 91-го года наш кинематограф отчаянно стремился к тому, чтобы стать филиалом Голливуда. Мы шли, шли и вот наконец пришли. 



13.07.2017: Оборотень wrote at 01:20

Огненное погребение

"Мэру Калининграда. Товарищ мэр! Разрешите обратиться? Очень убедительно прошу срочно открыть в нашем городе крематорий, так как такового у нас до сих пор не наличествует, из-за чего многие не желающие быть заживо закопанными в землю вынуждены ездить в проклятую соседнюю заграницу - туда, где вышеупомянутые имеются. А визу трупу нынче получить непросто. Уважающий вас, примите и проч. С надеждой на скорое огненное погребение, NN, подполковник погранвойск в отставке" (с)

Поздний вечер. Польское консульство. Заработавшийся сотрудник склоняется над бумагами. Внезапно - глухой стук в дверь. Сотрудник морщится от волны какого-то несвежего запаха, поднимает голову.

- Эээ... здрасссьте...

- Джень добри. Чием можу?

- Слышь, братка. Мне бы... эта... как её... визу бы мне эту вашу...

- Чель визжита?

- А?!

- Чель визжита??

- Не понимаю, братка. Какая щель? И кто визжит?

- (после шумного вдоха-выдоха, терпеливо) Для щего пан желаеч ехачь?

- Ах, это... Понимаешь, братка - сжечься желаю оченно... Я, видишь ли, помер позавчера... Не помогли антибиотики-то от кашля, рвач сказал. Так вот не хочу на кладбище гнить, понимаешь?

Сотрудник консульства изумляется. Глаза у него несколько вылезают из отведённых природой углублений.

- Ну сам, братка, подумай. Лежишь в этой яме, на тебя и дождь льёт и снег сыпет. А то не дай бог - ещё кого подселят, а меня и не спросят. Ладно ежели красивая... А если сволочь какая? Да и памятники нынче... того... кусаются памятники-то... Уж лучше пусть сожгут, да и тело с концом. Согласен со мной?

- Пржепраще... Я ни разумею, цо пан жешчеч...

- Ладно, братка, не менжуйся. Пиши там у себя: цель визита - деловое посещение!

Сотрудник консульства пытается выдохнуть - не получается.

- Дальше. Что у вас  там? Принимающая организация? Пиши - городской крематориум города Гданьска. Адрес: улица Пжа-сто-вска... Пжастовска, дом 101.

- Да матка боска чехонствовска... но жа....

- Теперь. Документ, подтверждающий цель поездки. Вот, видишь? Свидетельство о смерти. Дана в том, что умер. Число, подпись. Главрвач Коновалов. Патологанатом Копошилов. Видал-миндал?

- (шёпотом) А... пажпорт... у пана... есчь?

- Нету. Вот с паспортом засада. Отобрали паспорт в морге, по факту кончины. Сказали - не положено трупу с паспортом. Справку дали - и физкультпривет.

- Без пажпорта ни можна...

- Как это - ни можна? Слышь, братка, ну войди в положение! Я ж, пардон, уже пованивать начинаю!У меня вот и злотые имеются...

- Ни. Ни можу. Нич пан отходже!

Посетитель долго горестно молчит.

- У, бюрократия... И мёртвого замучаете...

Уходит.

Сотрудник консульства вытирает пот со лба, крестится слева-направо и снова наклоняется над бумагами...

 



24.04.2017: Оборотень wrote at 21:08

идентификация

Л.Ц., большого любителя Жванецкого и Хазанова, я знаю уже года четыре, что в пересчёте на дни, без учёта високосных годов, даёт нам ровно 1456 дней. Из них 1455 дней, 23 часа и 59 минут он подозревает меня в тайном еврействе. Вероятно, мама с детства запрещает ему играть с гоями, и теперь ему позарез нужно оправдание. Бедная старушка, что с ней будет, если он вдруг женится на своей шиксе, страшно представить.

Поначалу меня это забавляло, я отшучивался - мол, в каждом интеллигентном человеке есть немного еврея, потом надоело. Я перечислил ему все фамилии прадедов и прабабок, из которых самой "еврейской" была фамилия "Настаев", Л.Ц. был непреклонен и требовал копать глубже. Я раздражился и напомнил ему, что тайный еврей - это что-то такое из прошлого столетия, никак не из нынешнего.

На днях он позвонил мне и попросил придумать ему смешной еврейский "имярек", как он сказал, "для авантюрного рассказа". Я как раз смотрел "энимал плэнет", поэтому не задумываясь предложил: Лев Антилопер.

Минуты две он булькал в трубку, потом ещё минуту молчал, потом торжественно заявил:

- Так шутить имеют право либо евреи, либо антисемиты!

- ...а то и другое сразу возможно? - устало спросил я.

В трубке раздались короткие гудки.



18.04.2017: Оборотень wrote at 13:51

ЧМ по ФК

Коротко о чемпионате мира по фигурному катанию.

Медведева - робот по добыче золота. Лёгкость, с которой она откатывает программы, создаёт обманчивое впечатление, будто она всё умеет от рождения и тренировки ей не особенно-то и нужны, - показатель высшего уровня мастерства. Все элементы она делает с хорошим запасом, позволяющим где-то даже сымпровизировать на ходу. В ближайший год едва ли кто-то сможет даже приблизиться к ней.

Погорилая - совсем не робот, запаса у неё не было никогда. Стоило где-то на секунду расслабиться, утратить концентрацию, и произвольная посыпалась. Очень бы не хотелось, чтобы этот провал выбил её из седла надолго, спортсменка сильная, с потенциалом. Решение вывести её из состава сборной (Е.В. из "СЭ" назвала это "показательной поркой") накануне командного чемпионата, на мой взгляд, разумно. От нокаута нужно отойти. Затем - собраться, проанализировать и снова пахать, восстанавливая прежнюю уверенность. Сразу кидаться в новую драку - только лишний риск.

Сотскова - явно идёт в гору. Если будет и дальше прибавлять, вполне может в будущем подвинуть канадок с пьедестала.

Канадки, кстати, хорошие. Залечившаяся Осмонд - особенно.

Из "второго эшелона" запомнились Турсынбаева и "француженка-француженка" (с) Лекавалье.

У мужиков, похоже, начинается эра японцев. Конкурировать с Ханю и Шомой особо некому - ребята просто на другом уровне. Потенциал есть у Бояна и Нэйтена Чена. Время Фернандеса начинает потихоньку "утекать".

Для Коляды, видимо, следующий сезон будет определяющим. Либо начнёт стабильно прыгать на соревнованиях четверной лутц и выкатит программу на новый уровень, либо рискует надолго застрять во "втором эшелоне".

Ковтун... выбрал не тот вид спорта. Надо было - футбол. Там и косячить можно, и за коленку держаться перед камерой. Вообще с ним ситуация точь-в-точь как со сборной России по ногомячу. Почему-то все всё время чего-то ждут и требуют, хотя особых оснований для того не имеется. Отстаньте уже от человека!

У парников очень понравились обе китайские пары. На своём высочайшем уровне откатались Савченко и её новый балласт партнёр. Тарасова с Морозовым молодцы, особенно Тарасова, катавшаяся на обезбале.

Над Столбовой и Климовым какое-то проклятье довлеет - опять нелепый срыв. Это притом, что пара очень сильная и явно должна быть "флагманом".

В нашей третьей паре, как мне показалось, слабоватый партнёр несколько мешает очень сильной девочке. Надо бы как-то его... привести в соответствие.



07.04.2017: Оборотень wrote at 23:46

...теперь в метро у всех такие лица, как в старых фильмах про войну.

Смотришь и видишь: не офисный менеджер едет, держась за поручень, а прямо капитан-артиллерист, командир батареи, не меньше. А рядом с ним - не продавец сотовых телефонов прислонился к двери с надписью "не прислоняться", а майор-особист. Делает вид, что дремлет, а на самом деле из-под полуприкрытых век колюче и внимательно изучает входящих. А чуть поодаль - не студент Горного в наушниках, а юный лейтёха, только-только из училища. Напуган, но тщательно маскируется. Так и хочется подойти, сигарету предложить. Закурим, мол, товарищ, по одной?

...и есть "до войны" и "война". (с)



20.03.2017: Оборотень wrote at 23:51

...а впрочем - вздор это всё. Не этот, так другой, не другой - третий. Не было бы этого тонкого, в изящном пальто и с "бобриком" на голове - вылез бы на его место кто-нибудь новый. Скажем, толстый, в мундире и лысый. Ибо если народ готов ко лжи - эта ложь обязательно будет произнесена. У политиков, вероятно, где-нибудь в районе мозжечка есть специальная антенна, ответственная за популизм - у одних помощнее, у других послабее.

Народу очень хотелось узнать, что во всех бедах виноват один единственный невысокий рыжеусый полковник. Что если его скинуть, то тогда и войне скоро амба, и земли всем хватит, и восьмичасовой рабочий введут, и ангелы воспоют на небеси. Александр Федорович именно это и сказал (разве что без ангелов). Сказал гораздо лучше, чем до него говорил примерное то же самое Павел Николаевич. Правда, развязывая игру в популизм, "временные" никак не ожидали, что их, профессионалов этой самой игры, сможет обскакать какой-то лысенький эмигрант-маргинал с явными дефектами речи. Кто мог предполагать подобный сценарий в марте 17-го, когда от всей этой полоумной фракции в Петрограде имелись в наличии три с половиной человека, ни на что не влиявшие?

Но популизм - игра опасная. Стоит один раз необдуманно пообещать,  остановиться уже не сможешь. И неизбежно наступит такой момент, когда обещать больше нечего и предъявить нечего и виноватым объявить некого, и разговору конец. Прежнего кумира - в застенки, следующему - приготовиться к выходу на подмостки.



12.03.2017: Оборотень wrote at 23:28

из летописей

Где-то с конца 90-х город наш оказался во власти общепита. Не знаю в точности, как это произошло. Вероятно, центурии поваров и когорты официантов, предводительствуемые администраторами-центурионами в высоких золотых шлемах с красным плюмажем, правильными колоннами зашли в город, пока все-все жители спали, затем рассредоточились по районам и принялись деловито захватывать крупные помещения на нижних этажах домов, фасадами глядящих на оживлённые улицы. Когда жители проснулись, их изумленным взорам предстало зрелище великолепное и доселе невиданное: там, где раньше были какие-то нелепые закусочные, затрапезные универсамы и даже там, где не было вовсе ничего, теперь горели яркие вывески. Кухня грузинская, кухня европейская, кухня азиатская... Словом, все виды кухонь оказались в самый короткий срок представлены в нашем не слишком избалованном подобными изысками, но высококультурном местечке. 

Жители обалдело взирали на происходящее. Новооткрытые рестораны и кафе первое время отчаянно пустовали, упершись в не до конца изжитый советский менталитет.

(По неписанному советскому кодексу, просто так придти в ресторан пообедать было не камильфо. Позволить себе подобное поведение могли разве что какие-нибудь сомнительные личности: менялы, кидалы, фарцовщики, мошенники, проститутки или какие-нибудь теневики, недопойманные БХСС-ом. Человек приличный ходил в ресторан не больше трёх раз в год. Там он ел мерзкие блюда из позавчерашних продуктов, пил разбавленную водку, заискивающе улыбался "халдею", переплачивал немыслимо и уходил домой, ощущая себя охотнорядским купчиком.)

Впрочем, возможно, дело и не в менталитете. Может, всё гораздо прозаичнее: просто денег у населения на кабаки после всех "реформ" не было - "демократия" встала стране несколько дороже, чем казалось на первый взгляд и чем было заявлено в первых "протоколах о намерениях".

Но владельцы этих самых кабаков оказались людьми на редкость терпеливыми. Каким-то внутренним чутьём они уловили новые дуновения, идущие из центра, поэтому закрывать свои заведения не спешили - наоборот, наращивали расходы на маркетинг. Объявления на станциях метро, реклама на телеканалах и радиостанциях, статьи в газетах прекрасно дополнили броские вывески. В какой-то момент возникло ощущение, что если умереть, так и не попробовав пиццы на Невском, то жизнь будет прожита зря.

... у входа в самую первую "Якиторию", что на площади Островского, стоял самый настоящий широкоскулый самурай в доспехе и с мечом на боку. Каждую новую стайку посетителей он приветствовал на японском. По крайней мере, всем так казалось (Будда Амида его знает, что он там на самом деле говорил и на каком языке). С ним почти безостановочно фотографировались. Дети просили меч. Официанты в униформе, похожей на кимоно, были не очень расторопны, местами бестолковы, но по сравнению с официантами советскими казались вышколенными лакеями князей Ухтомских...

Советский менталитет затрещал по швам. Спрос в течение последующих нескольких лет на глазах становился платежеспособным. Homo soveticus отъедался после длительного голодания. Да и новое поколение, выбравшее пепси, доросло до того возраста, когда можно тратить в ресторане родительские...

К концу "нулевых" общепитовское нашествие достигло некой критической точки. В некоторых районах ресторанов и закусочных стало больше, чем всех магазинов вместе взятых, включая продуктовые, хозяйственные и спортивные. Одна милая барышня, ненадолго приютившая меня в конце нулевых у себя на Московском,  по утрам спрашивала, раздумчиво глядя в окно:

- Куда обедать пойдём? В "Евразию"? Или в "Евразию"? Или - для разнообразия - в "Евразию"? Или вообще сломаем стереотип - и в "Евразию"??

("Евразий" возле её дома было ровным счётом пять штук, самая дальняя находилась в десяти минутах прогулки неспешным шагом, и, что самое поразительное, ни одна из них никогда не пустовала).

Я обычно в ответ глубокомысленно затягивался первой утренней сигаретой и разражался длинной пространной сентенцией на тему важности второго приёма пищи (особенно если пропущен первый), которую заканчивал предложением сходить... в "Евразию".

И мы шли в "Две палочки".

Новая сложившаяся объективная реальность явственно свидетельствовала о справедливости известного высказывания, что, мол, вся наша экономика работает на унитаз. И все мы работаем на него же. Фаянсовый бог Уни-Таз... Дальний родственник бога обжорства Гермеса.

Но бесконечно долго эта обстановка сохраняться не могла. Ясно было, что рано или поздно предложение превысит спрос. Так, собственно, и случилось.

Люди не то чтобы наелись совсем, но, можно сказать, "заморили червячка". Ажиотаж постепенно спал. "Евразий" стало ощутимо меньше (там, где их было целых пять, теперь стало только три).

Нашествие общепита пошло на спад. Началось новое иго - банковское. Там, где ещё лет пять назад неумело-вульгарно раскрашенные барышни чавкали и запивали "калифорнию" паршивеньким вермутом, нынче другие (а может, и те же самые) барышни - немножко косноязыкие, нелепо одетые в форменную одежду не по размеру - заманчиво улыбаясь, предлагают кредиты и ипотеку.

Бог с ними с "Евразиями", но вот на Московской площади был замечательный книжный магазин, в котором иной раз попадались довольно редкие малотиражные издания. Но и вместо него теперь очередное отделение какой-то весьма солидной, если верить рекламе, кредитной организации. А рядом, в том же здании - ещё два отделения других, конкурирующих организаций. Но тоже солидных. А через дорогу - ещё и ещё... Им несть числа, им имя - легион!

Но что-то подсказывает мне, что и это новое иго не вековечно. Татар пережили, ляхов пережили и эти тоже сами уйдут.

Останется только чучело самурая на Островского. Как дань памяти.



06.03.2017: Оборотень wrote at 00:23

керенщина

...Милюков мечтал о проливах. Несмотря на весь либерализм. Свято верил, что выход в закупоренное англичанами Средиземное море что-то России даст. Ну и вообще - лучше с проливами, чем без них. Всегда лучше, когда что-то есть, чем когда чего-то нет. Милюков так громко о них мечтал, что за глаза его стали называть "Милюков-Дарданелльский". Он не обижался, верил, что это его историческая миссия - скинуть царя с его экзальтированной истеричной немкой и дать России проливы. Одно без другого - не интересно.

Гучков мечтал о чистках в армии. Задолго до Февраля уже готовил список, как заправский военрук: этот годен, этот не годен. В оценках опирался на политическую физиономию оцениваемого, личные впечатления и отзывы приятелей. Считал (в чём-то и небезосновательно), что кадры решают всё (с), а у нас с этим большие проблемы. Думал, что если уберёт всех этих генерал- и флигель-адьютантов, а взамен поставит своих намеченных, то немцам сразу кранты.

Родзянко двигал бровями, мечтал о представительском посте. Чтоб всею своею мощною фигурою изображать величественность и могущество власти. Но - без особой ответственности. Удобно!

Князь Георгий Львов мечтал, чтобы всем было хорошо. Чтобы чиновники не воровали, чтобы военные воевали, чтобы доктора исцеляли. Искренне хотел, чтоб государственная машина работала как часы, без сбоев. А для это нужно - известно, что - ответственное правительство. Самый наивный человек во всём Петрограде в феврале 17-го! 

И только один Керенский занимался делом. Тогда, наверное, ещё не было имидж-мейкеров, даже слова такого не знали, но А.Ф. чуйкой уловил, что именно нужно в этот исторический момент. Нужен правильный имидж. Вот он на Знаменской, выступает перед толпой. Вот он же, у Таврического, приветствует восставших "волынцев" и "литовцев". Вот он на пять минут забежал к Мережковским на Сергиевскую (удобно - от Таврического 10 минут пешком) и снова обратно - туда, к толпе. Вот он, в беспогонном френче, заложив одну руку за спину, патетически восклицает:

- Я - гарант ваших завоёванных свобод!! Верьте мне! Клянусь, что буду защищать вашу свободу хотя бы и ценой...

И все сначала изумляются - как это так, с чего бы? А потом, глядя на его экстатическое лицо - заходятся в восторге.

Он молод, изящен и хорош собой. Он - один сплошной сгусток энергии. Он - Камиль Демулен нашего Февраля. С той только разницей, что, в отличие от французского своего коллеги, вовремя удрал с уже подготовленной гильотины.
Пока остальные министры занимаются всякими скучными делами, он почти не бывает дома, не ест, не пьёт, не спит и питается одним только революционным воздухом. И выступает, выступает...

Милюков, Гучков, Родзянко смотрят на него с изумлением. Подумаешь - адвокатишка-краснобай! Ведь примитивнейшая демагогия!.. Да они и сами речи читать умеют! Наболтается, устанет... и выкинем его к чёртовой матери!

А всего через два месяца он выкинул их. Имидж - далеко не ничто. Имидж - всё!

Именно он своей неуёмной демагогией открыл дорогу к власти Ильичу. Ему - главные аплодисменты за отречение Михаила, за "дело Корнилова", за "безумие дней октябрьских", за гражданскую войну. Именно поэтому доктор Турбин (интеллигентный человек!) говорил полковнику Малышеву:

- ...а из всех социалистов больше других ненавижу Александра Фёдоровича Керенского.

Забавно - спустя без малого сорок лет "сталинская гвардия" примерно так же проморгает Никиту Хрущёва... Ничто не ново под луной. Впрочем, разве это новость?



28.02.2017: Оборотень wrote at 02:36

Преступление и наказания

Обвинять политика в предательстве, это как-то немножко нелепо. Всё равно что обвинять флюгерного петуха в том, что он перестал смотреть на запад и повернулся на восток. Политики не предают, они, как известно, "вовремя предвидят".

О том, что Гучков и Милюков терпеть не могут царя (а особенно - царицу) знали все, вплоть до последней шелудивой дворняги в тверском околотке. То, что оба спали и видели, как бы выкинуть Щегловитова, Штюрмера и всех прочих "крайне правых" "на свалку истории" секретом тоже не было.


А после того, как Милюков сфальцетил в Госдуме свой моментально ставший хитом речитатив "глупость или измена", стало понятно - уже и забрала подняты, что-то вот-вот случится. Великосветские проститутки и завсегдатаи салонов хитро переглядывались, с умным видом бормотали что-то о "народном правительстве". Надо было быть полным придурком (читай - Протопоповым), чтоб всего этого не увидеть.

Можно ли их, верховодов Февраля, считать предателями? Да нет, конечно. И богиня Немезида их, можно сказать, пощадила. За что боролись - на то и напоролись. "Народное правительство" просуществовало ровно два месяца, сменилось ещё более народным. Потом ещё и ещё. Тот и другой какое-то время, конечно, помыкались-порыпались, но всё-таки успели вовремя удрать и жили за границей относительно спокойно и даже почти безбедно.

А вот с генералами-февралистами ситуация куда интереснее. Генералы - это вам не какие-то там депутаты, они присягу давали, они царю клялись "до последней капли...", а иные даже в свите Е.И.В состояли. 

Вот они-то как раз иудиным грехом себя запятнали так, что проклятья на три последующих "колена" хватило бы. И что получили?

Алексеев, "кухаркин сын",  умер в 18-ом году, во взятом со второй попытки Екатеринодаре. Умирал тяжело, метался, мучительно страдая почками, по кровати, перед смертью каялся и говорил: "Да если б я только знал..."

"Главколис" Брусилов, вплоть до самого февраля лизавший руки царю, а весной 1917-ого вдруг совершивший "республиканский камин-аут" (честное слово, вот пришли бы в тот момент к власти в стране марсиане, заявил бы: "я с детства за марсиан! И в душе сам марсианин!" Такой уж человек...), собственноручно принял горячее участие в развале армии, братался с комитетами, затем в Москве порывался помогать Алексееву с организацией Белой армии, был ранен в разгар уличных боёв, сидел в тюрьме, где, в дополнение к новообретённым республиканским взглядам, неожиданно обнаружил сильнейшее увлечение социальными теориями. Потерял единственного сына во время Гражданской (вероятнее всего, был убит дроздовцами под Кромами). Написал два тома мемуаров. В первом, по обыкновению, брехал, оправдывался и ругал "белых", во втором - костерил красных.


Рузский, сыгравший в отречении царя роль если не ведущую, то одну из таковых, убит вместе с генералом Радко-Дмитриевым на Кавказе. Вероятнее всего - даже не расстрелян, а заколот или зарублен. У тамошних большевичков в тот исторический момент мода была - головы буржуям рубить. Говорят, перед смертью держался мужественно, на вопрос "Признаёте ли Вы теперь Великую Социальную Революцию?" ответил:

- Я вижу один лишь великий разбой.

Адмирал Непенин убит "красой и гордостью" - собственными матросиками, буквально через считанные дни после предательства. Ладно бы просто убили - потом ещё и надругались, а его несчастной вдове унижаться пришлось, чтобы хоть тело выдали.

Эверту, Сахарову и Колчаку повезло чуть больше. Их просто расстреляли. Одного чекисты под Москвой, другого какая-то случайная шайка в Крыму, третьего - эсеры на Ангаре.

Любитель спиритических сеансов (на пару с дружком Брусиловым) Великий князь Николай Николаевич Младший, как известно, от дела спасения Отечества был деликатно отодвинут белыми генералами. Стал последним в своём роду. Для августейшей особы это, вероятно, страшнейшее наказание.

Такая вот иллюстрация на тему "куда ведёт предательство".



25.02.2017: Оборотень wrote at 23:18

Порог победы

В связи с юбилеем известных печальных событий потёк ручеек заметок, статеек и видеорядов на заданную тему. Пока тоненький, но грозящий со временем разлиться до неприличия.

Пока что в моде старый новый тренд (а-ля Правдюк с Галковским): Николай был замечательный правитель, Россия стояла на пороге победы, а распроклятые заговорщики всё испортили.

И тут же рядом, в соседнем абзаце, сетуют на "неудачные роковые назначения". Загибаем пальцы. Министр Протопопов - неудачный (собственно, и должен был первым задавить всю революцию, но вместо этого мотался в Царское, ручки императрице целовать и в вечной преданности клясться). Министр Штюрмер, распутинец и чуть ли не германофил - неудачный. Министр Сазонов, заговорщик, антантофил и антираспутинец - неудачный. Министр Сухомлинов, женатый на молодой, красивой, но очень болезненной светской львице, при этом очень любившей дорогие развлечения, - неудачный. Сменивший Сухомлинова Поливанов - слишком тесно связанный с земцами-заговорщиками, тоже неудачный. И последний военный министр Империи Беляев, "бумажный министр", всю жизнь просидевший в кабинетах - тоже неудачный. Премьер Горемыкин, печальный старец - неудачный. Князь Голицин, вообще не горевший желанием быть премьером, - неудачный. Командующий войсками столичного округа, штабная задница Хабалов - однозначно неудачный. Специально назначенный подавить восстание мятежников дряхленький Николай Иудович Иванов - тоже неудачный, даже несмотря на бороду веником. Главнокомандующие фронтами Рузский, Брусилов, Эверт, Сахаров, и даже Его Высоченное Высочество Ник-Ник - все предатели, а следовательно - тоже не вполне удачные. Адмиралы Непенин и Колчак, видимо, тоже. Наштаверх Михаил Алексеев, "кухаркин сын", лично выцыганивший отречение... Там хоть кто-нибудь удачный-то был? Ау, отзовитесь!

А если изучить предвоенную чехарду назначений начальников Генштаба - можно вообще диву даться, что мы в Первую мировую вошли с ружьями и пушками, а не с копьями и пращами.

А так правитель-то отличный. Детей любил. И жену.

Впрочем, дальше пришли новые министры, как будто бы удачные - по крайней мере, Блок, Амфитеатров, Мережковский и прочие властители дум и душ полагали именно так! - но лучше отчего-то никому не стало.

Потом вместо этих новых пришли другие новые, совсем-совсем удачные, потому что бывали на каторге и в ссылках и на этом основании лучше всех понимали нужды народа. Как обожаемые декабристы. Особенно один выделялся, тонкий, с причёской бобриком и кругами под глазами от бесконечных речей. И лучше опять не стало, стало даже ещё хуже, хотя казалось бы - куда уж?

А потом пришёл поручик Ржевский и начался таааакой разврат.

Так может, дело-то не в конкретных "неудачных" министрах, а в каком-то общем системном сбое, причем весьма длительном, коль скоро в ключевой момент истории раз за разом выдвигались всё какие-то "не те", а "тех", как выяснилось, днём с огнём не сыскать?

Да-с, стоять на пороге победы и эту самую победу завоевать - совсем не одно и то же. Мало - стоять. Надо ещё и перешагнуть через порог.

ЗЫ Судя по всему, в этом году будет три тренда, как и прежде. Первый - описанный выше. С Николаем в роли ни в чем не повинной жертвы, "Государем, твёрдой рукой ведшим Россию к победе", а Россия в данном случае, естественно, эдакая медовая страна с молочными реками, кисельными берегами, которую кругом оболгали.

Второй - славословящий Временное правительство и учредилку, "замечательных людей", которым распроклятые большевики помешали построить демократию.

Третий - большевицкий, по своей примитивности ничем не уступающий двум предыдущим и почти не изменившийся со времён написания "Хождений по мукам". Большевики - единственные правы, они одни белые и пушистые, а кто не с нами - тот против нас.



12.02.2017: Оборотень wrote at 23:56

Соборомузей

Унылая эпопея с дележом главного городского собора сегодня получила унылое продолжение.

Сначала одна могучая кучка, голов эдак в восемьсот, провела возле собора крестный ход; затем другая, числом примерно всё в те же три-четыре тысячи, обвязалась длинной синей лентой и символически собор оцепила.

Как водится, вожаки тех и других претендуют на "выражение мнения всего народа". Народ (которого в городе пять миллионов), как водится, величественно чхал на эти непонятные разборки с высокой колоннады (вход на которую, судя по всему, всё-таки останется платным - в отличие от входа в сам собор).

Также имелись несколько единиц провокаторов, которых, впрочем, быстренько взяли под белы рученьки и спрятали под ноготь.

Ни мордобоя, ни ритуального сожжения продукции шинных заводов замечено не было.

Оппозиционные депутаты наслаждаются моментом: другой такой случай попиариться вживую перед толпой электората может представиться не скоро.