20.03.2017

...а впрочем - вздор это всё. Не этот, так другой, не другой - третий. Не было бы этого тонкого, в изящном пальто и с "бобриком" на голове - вылез бы на его место кто-нибудь новый. Скажем, толстый, в мундире и лысый. Ибо если народ готов ко лжи - эта ложь обязательно будет произнесена. У политиков, вероятно, где-нибудь в районе мозжечка есть специальная антенна, ответственная за популизм - у одних помощнее, у других послабее.

Народу очень хотелось узнать, что во всех бедах виноват один единственный невысокий рыжеусый полковник. Что если его скинуть, то тогда и войне скоро амба, и земли всем хватит, и восьмичасовой рабочий введут, и ангелы воспоют на небеси. Александр Федорович именно это и сказал (разве что без ангелов). Сказал гораздо лучше, чем до него говорил примерное то же самое Павел Николаевич. Правда, развязывая игру в популизм, "временные" никак не ожидали, что их, профессионалов этой самой игры, сможет обскакать какой-то лысенький эмигрант-маргинал с явными дефектами речи. Кто мог предполагать подобный сценарий в марте 17-го, когда от всей этой полоумной фракции в Петрограде имелись в наличии три с половиной человека, ни на что не влиявшие?

Но популизм - игра опасная. Стоит один раз необдуманно пообещать,  остановиться уже не сможешь. И неизбежно наступит такой момент, когда обещать больше нечего и предъявить нечего и виноватым объявить некого, и разговору конец. Прежнего кумира - в застенки, следующему - приготовиться к выходу на подмостки.

12.03.2017

из летописей

Где-то с конца 90-х город наш оказался во власти общепита. Не знаю в точности, как это произошло. Вероятно, центурии поваров и когорты официантов, предводительствуемые администраторами-центурионами в высоких золотых шлемах с красным плюмажем, правильными колоннами зашли в город, пока все-все жители спали, затем рассредоточились по районам и принялись деловито захватывать крупные помещения на нижних этажах домов, фасадами глядящих на оживлённые улицы. Когда жители проснулись, их изумленным взорам предстало зрелище великолепное и доселе невиданное: там, где раньше были какие-то нелепые закусочные, затрапезные универсамы и даже там, где не было вовсе ничего, теперь горели яркие вывески. Кухня грузинская, кухня европейская, кухня азиатская... Словом, все виды кухонь оказались в самый короткий срок представлены в нашем не слишком избалованном подобными изысками, но высококультурном местечке. 

Жители обалдело взирали на происходящее. Новооткрытые рестораны и кафе первое время отчаянно пустовали, упершись в не до конца изжитый советский менталитет.

(По неписанному советскому кодексу, просто так придти в ресторан пообедать было не камильфо. Позволить себе подобное поведение могли разве что какие-нибудь сомнительные личности: менялы, кидалы, фарцовщики, мошенники, проститутки или какие-нибудь теневики, недопойманные БХСС-ом. Человек приличный ходил в ресторан не больше трёх раз в год. Там он ел мерзкие блюда из позавчерашних продуктов, пил разбавленную водку, заискивающе улыбался "халдею", переплачивал немыслимо и уходил домой, ощущая себя охотнорядским купчиком.)

Впрочем, возможно, дело и не в менталитете. Может, всё гораздо прозаичнее: просто денег у населения на кабаки после всех "реформ" не было - "демократия" встала стране несколько дороже, чем казалось на первый взгляд и чем было заявлено в первых "протоколах о намерениях".

Но владельцы этих самых кабаков оказались людьми на редкость терпеливыми. Каким-то внутренним чутьём они уловили новые дуновения, идущие из центра, поэтому закрывать свои заведения не спешили - наоборот, наращивали расходы на маркетинг. Объявления на станциях метро, реклама на телеканалах и радиостанциях, статьи в газетах прекрасно дополнили броские вывески. В какой-то момент возникло ощущение, что если умереть, так и не попробовав пиццы на Невском, то жизнь будет прожита зря.

... у входа в самую первую "Якиторию", что на площади Островского, стоял самый настоящий широкоскулый самурай в доспехе и с мечом на боку. Каждую новую стайку посетителей он приветствовал на японском. По крайней мере, всем так казалось (Будда Амида его знает, что он там на самом деле говорил и на каком языке). С ним почти безостановочно фотографировались. Дети просили меч. Официанты в униформе, похожей на кимоно, были не очень расторопны, местами бестолковы, но по сравнению с официантами советскими казались вышколенными лакеями князей Ухтомских...

Советский менталитет затрещал по швам. Спрос в течение последующих нескольких лет на глазах становился платежеспособным. Homo soveticus отъедался после длительного голодания. Да и новое поколение, выбравшее пепси, доросло до того возраста, когда можно тратить в ресторане родительские...

К концу "нулевых" общепитовское нашествие достигло некой критической точки. В некоторых районах ресторанов и закусочных стало больше, чем всех магазинов вместе взятых, включая продуктовые, хозяйственные и спортивные. Одна милая барышня, ненадолго приютившая меня в конце нулевых у себя на Московском,  по утрам спрашивала, раздумчиво глядя в окно:

- Куда обедать пойдём? В "Евразию"? Или в "Евразию"? Или - для разнообразия - в "Евразию"? Или вообще сломаем стереотип - и в "Евразию"??

("Евразий" возле её дома было ровным счётом пять штук, самая дальняя находилась в десяти минутах прогулки неспешным шагом, и, что самое поразительное, ни одна из них никогда не пустовала).

Я обычно в ответ глубокомысленно затягивался первой утренней сигаретой и разражался длинной пространной сентенцией на тему важности второго приёма пищи (особенно если пропущен первый), которую заканчивал предложением сходить... в "Евразию".

И мы шли в "Две палочки".

Новая сложившаяся объективная реальность явственно свидетельствовала о справедливости известного высказывания, что, мол, вся наша экономика работает на унитаз. И все мы работаем на него же. Фаянсовый бог Уни-Таз... Дальний родственник бога обжорства Гермеса.

Но бесконечно долго эта обстановка сохраняться не могла. Ясно было, что рано или поздно предложение превысит спрос. Так, собственно, и случилось.

Люди не то чтобы наелись совсем, но, можно сказать, "заморили червячка". Ажиотаж постепенно спал. "Евразий" стало ощутимо меньше (там, где их было целых пять, теперь стало только три).

Нашествие общепита пошло на спад. Началось новое иго - банковское. Там, где ещё лет пять назад неумело-вульгарно раскрашенные барышни чавкали и запивали "калифорнию" паршивеньким вермутом, нынче другие (а может, и те же самые) барышни - немножко косноязыкие, нелепо одетые в форменную одежду не по размеру - заманчиво улыбаясь, предлагают кредиты и ипотеку.

Бог с ними с "Евразиями", но вот на Московской площади был замечательный книжный магазин, в котором иной раз попадались довольно редкие малотиражные издания. Но и вместо него теперь очередное отделение какой-то весьма солидной, если верить рекламе, кредитной организации. А рядом, в том же здании - ещё два отделения других, конкурирующих организаций. Но тоже солидных. А через дорогу - ещё и ещё... Им несть числа, им имя - легион!

Но что-то подсказывает мне, что и это новое иго не вековечно. Татар пережили, ляхов пережили и эти тоже сами уйдут.

Останется только чучело самурая на Островского. Как дань памяти.

06.03.2017

керенщина

...Милюков мечтал о проливах. Несмотря на весь либерализм. Свято верил, что выход в закупоренное англичанами Средиземное море что-то России даст. Ну и вообще - лучше с проливами, чем без них. Всегда лучше, когда что-то есть, чем когда чего-то нет. Милюков так громко о них мечтал, что за глаза его стали называть "Милюков-Дарданелльский". Он не обижался, верил, что это его историческая миссия - скинуть царя с его экзальтированной истеричной немкой и дать России проливы. Одно без другого - не интересно.

Гучков мечтал о чистках в армии. Задолго до Февраля уже готовил список, как заправский военрук: этот годен, этот не годен. В оценках опирался на политическую физиономию оцениваемого, личные впечатления и отзывы приятелей. Считал (в чём-то и небезосновательно), что кадры решают всё (с), а у нас с этим большие проблемы. Думал, что если уберёт всех этих генерал- и флигель-адьютантов, а взамен поставит своих намеченных, то немцам сразу кранты.

Родзянко двигал бровями, мечтал о представительском посте. Чтоб всею своею мощною фигурою изображать величественность и могущество власти. Но - без особой ответственности. Удобно!

Князь Георгий Львов мечтал, чтобы всем было хорошо. Чтобы чиновники не воровали, чтобы военные воевали, чтобы доктора исцеляли. Искренне хотел, чтоб государственная машина работала как часы, без сбоев. А для это нужно - известно, что - ответственное правительство. Самый наивный человек во всём Петрограде в феврале 17-го! 

И только один Керенский занимался делом. Тогда, наверное, ещё не было имидж-мейкеров, даже слова такого не знали, но А.Ф. чуйкой уловил, что именно нужно в этот исторический момент. Нужен правильный имидж. Вот он на Знаменской, выступает перед толпой. Вот он же, у Таврического, приветствует восставших "волынцев" и "литовцев". Вот он на пять минут забежал к Мережковским на Сергиевскую (удобно - от Таврического 10 минут пешком) и снова обратно - туда, к толпе. Вот он, в беспогонном френче, заложив одну руку за спину, патетически восклицает:

- Я - гарант ваших завоёванных свобод!! Верьте мне! Клянусь, что буду защищать вашу свободу хотя бы и ценой...

И все сначала изумляются - как это так, с чего бы? А потом, глядя на его экстатическое лицо - заходятся в восторге.

Он молод, изящен и хорош собой. Он - один сплошной сгусток энергии. Он - Камиль Демулен нашего Февраля. С той только разницей, что, в отличие от французского своего коллеги, вовремя удрал с уже подготовленной гильотины.
Пока остальные министры занимаются всякими скучными делами, он почти не бывает дома, не ест, не пьёт, не спит и питается одним только революционным воздухом. И выступает, выступает...

Милюков, Гучков, Родзянко смотрят на него с изумлением. Подумаешь - адвокатишка-краснобай! Ведь примитивнейшая демагогия!.. Да они и сами речи читать умеют! Наболтается, устанет... и выкинем его к чёртовой матери!

А всего через два месяца он выкинул их. Имидж - далеко не ничто. Имидж - всё!

Именно он своей неуёмной демагогией открыл дорогу к власти Ильичу. Ему - главные аплодисменты за отречение Михаила, за "дело Корнилова", за "безумие дней октябрьских", за гражданскую войну. Именно поэтому доктор Турбин (интеллигентный человек!) говорил полковнику Малышеву:

- ...а из всех социалистов больше других ненавижу Александра Фёдоровича Керенского.

Забавно - спустя без малого сорок лет "сталинская гвардия" примерно так же проморгает Никиту Хрущёва... Ничто не ново под луной. Впрочем, разве это новость?

28.02.2017

Преступление и наказания

Обвинять политика в предательстве, это как-то немножко нелепо. Всё равно что обвинять флюгерного петуха в том, что он перестал смотреть на запад и повернулся на восток. Политики не предают, они, как известно, "вовремя предвидят".

О том, что Гучков и Милюков терпеть не могут царя (а особенно - царицу) знали все, вплоть до последней шелудивой дворняги в тверском околотке. То, что оба спали и видели, как бы выкинуть Щегловитова, Штюрмера и всех прочих "крайне правых" "на свалку истории" секретом тоже не было.


А после того, как Милюков сфальцетил в Госдуме свой моментально ставший хитом речитатив "глупость или измена", стало понятно - уже и забрала подняты, что-то вот-вот случится. Великосветские проститутки и завсегдатаи салонов хитро переглядывались, с умным видом бормотали что-то о "народном правительстве". Надо было быть полным придурком (читай - Протопоповым), чтоб всего этого не увидеть.

Можно ли их, верховодов Февраля, считать предателями? Да нет, конечно. И богиня Немезида их, можно сказать, пощадила. За что боролись - на то и напоролись. "Народное правительство" просуществовало ровно два месяца, сменилось ещё более народным. Потом ещё и ещё. Тот и другой какое-то время, конечно, помыкались-порыпались, но всё-таки успели вовремя удрать и жили за границей относительно спокойно и даже почти безбедно.

А вот с генералами-февралистами ситуация куда интереснее. Генералы - это вам не какие-то там депутаты, они присягу давали, они царю клялись "до последней капли...", а иные даже в свите Е.И.В состояли. 

Вот они-то как раз иудиным грехом себя запятнали так, что проклятья на три последующих "колена" хватило бы. И что получили?

Алексеев, "кухаркин сын",  умер в 18-ом году, во взятом со второй попытки Екатеринодаре. Умирал тяжело, метался, мучительно страдая почками, по кровати, перед смертью каялся и говорил: "Да если б я только знал..."

"Главколис" Брусилов, вплоть до самого февраля лизавший руки царю, а весной 1917-ого вдруг совершивший "республиканский камин-аут" (честное слово, вот пришли бы в тот момент к власти в стране марсиане, заявил бы: "я с детства за марсиан! И в душе сам марсианин!" Такой уж человек...), собственноручно принял горячее участие в развале армии, братался с комитетами, затем в Москве порывался помогать Алексееву с организацией Белой армии, был ранен в разгар уличных боёв, сидел в тюрьме, где, в дополнение к новообретённым республиканским взглядам, неожиданно обнаружил сильнейшее увлечение социальными теориями. Потерял единственного сына во время Гражданской (вероятнее всего, был убит дроздовцами под Кромами). Написал два тома мемуаров. В первом, по обыкновению, брехал, оправдывался и ругал "белых", во втором - костерил красных.


Рузский, сыгравший в отречении царя роль если не ведущую, то одну из таковых, убит вместе с генералом Радко-Дмитриевым на Кавказе. Вероятнее всего - даже не расстрелян, а заколот или зарублен. У тамошних большевичков в тот исторический момент мода была - головы буржуям рубить. Говорят, перед смертью держался мужественно, на вопрос "Признаёте ли Вы теперь Великую Социальную Революцию?" ответил:

- Я вижу один лишь великий разбой.

Адмирал Непенин убит "красой и гордостью" - собственными матросиками, буквально через считанные дни после предательства. Ладно бы просто убили - потом ещё и надругались, а его несчастной вдове унижаться пришлось, чтобы хоть тело выдали.

Эверту, Сахарову и Колчаку повезло чуть больше. Их просто расстреляли. Одного чекисты под Москвой, другого какая-то случайная шайка в Крыму, третьего - эсеры на Ангаре.

Любитель спиритических сеансов (на пару с дружком Брусиловым) Великий князь Николай Николаевич Младший, как известно, от дела спасения Отечества был деликатно отодвинут белыми генералами. Стал последним в своём роду. Для августейшей особы это, вероятно, страшнейшее наказание.

Такая вот иллюстрация на тему "куда ведёт предательство".

25.02.2017

Порог победы

В связи с юбилеем известных печальных событий потёк ручеек заметок, статеек и видеорядов на заданную тему. Пока тоненький, но грозящий со временем разлиться до неприличия.

Пока что в моде старый новый тренд (а-ля Правдюк с Галковским): Николай был замечательный правитель, Россия стояла на пороге победы, а распроклятые заговорщики всё испортили.

И тут же рядом, в соседнем абзаце, сетуют на "неудачные роковые назначения". Загибаем пальцы. Министр Протопопов - неудачный (собственно, и должен был первым задавить всю революцию, но вместо этого мотался в Царское, ручки императрице целовать и в вечной преданности клясться). Министр Штюрмер, распутинец и чуть ли не германофил - неудачный. Министр Сазонов, заговорщик, антантофил и антираспутинец - неудачный. Министр Сухомлинов, женатый на молодой, красивой, но очень болезненной светской львице, при этом очень любившей дорогие развлечения, - неудачный. Сменивший Сухомлинова Поливанов - слишком тесно связанный с земцами-заговорщиками, тоже неудачный. И последний военный министр Империи Беляев, "бумажный министр", всю жизнь просидевший в кабинетах - тоже неудачный. Премьер Горемыкин, печальный старец - неудачный. Князь Голицин, вообще не горевший желанием быть премьером, - неудачный. Командующий войсками столичного округа, штабная задница Хабалов - однозначно неудачный. Специально назначенный подавить восстание мятежников дряхленький Николай Иудович Иванов - тоже неудачный, даже несмотря на бороду веником. Главнокомандующие фронтами Рузский, Брусилов, Эверт, Сахаров, и даже Его Высоченное Высочество Ник-Ник - все предатели, а следовательно - тоже не вполне удачные. Адмиралы Непенин и Колчак, видимо, тоже. Наштаверх Михаил Алексеев, "кухаркин сын", лично выцыганивший отречение... Там хоть кто-нибудь удачный-то был? Ау, отзовитесь!

А если изучить предвоенную чехарду назначений начальников Генштаба - можно вообще диву даться, что мы в Первую мировую вошли с ружьями и пушками, а не с копьями и пращами.

А так правитель-то отличный. Детей любил. И жену.

Впрочем, дальше пришли новые министры, как будто бы удачные - по крайней мере, Блок, Амфитеатров, Мережковский и прочие властители дум и душ полагали именно так! - но лучше отчего-то никому не стало.

Потом вместо этих новых пришли другие новые, совсем-совсем удачные, потому что бывали на каторге и в ссылках и на этом основании лучше всех понимали нужды народа. Как обожаемые декабристы. Особенно один выделялся, тонкий, с причёской бобриком и кругами под глазами от бесконечных речей. И лучше опять не стало, стало даже ещё хуже, хотя казалось бы - куда уж?

А потом пришёл поручик Ржевский и начался таааакой разврат.

Так может, дело-то не в конкретных "неудачных" министрах, а в каком-то общем системном сбое, причем весьма длительном, коль скоро в ключевой момент истории раз за разом выдвигались всё какие-то "не те", а "тех", как выяснилось, днём с огнём не сыскать?

Да-с, стоять на пороге победы и эту самую победу завоевать - совсем не одно и то же. Мало - стоять. Надо ещё и перешагнуть через порог.

ЗЫ Судя по всему, в этом году будет три тренда, как и прежде. Первый - описанный выше. С Николаем в роли ни в чем не повинной жертвы, "Государем, твёрдой рукой ведшим Россию к победе", а Россия в данном случае, естественно, эдакая медовая страна с молочными реками, кисельными берегами, которую кругом оболгали.

Второй - славословящий Временное правительство и учредилку, "замечательных людей", которым распроклятые большевики помешали построить демократию.

Третий - большевицкий, по своей примитивности ничем не уступающий двум предыдущим и почти не изменившийся со времён написания "Хождений по мукам". Большевики - единственные правы, они одни белые и пушистые, а кто не с нами - тот против нас.

12.02.2017

Соборомузей

Унылая эпопея с дележом главного городского собора сегодня получила унылое продолжение.

Сначала одна могучая кучка, голов эдак в восемьсот, провела возле собора крестный ход; затем другая, числом примерно всё в те же три-четыре тысячи, обвязалась длинной синей лентой и символически собор оцепила.

Как водится, вожаки тех и других претендуют на "выражение мнения всего народа". Народ (которого в городе пять миллионов), как водится, величественно чхал на эти непонятные разборки с высокой колоннады (вход на которую, судя по всему, всё-таки останется платным - в отличие от входа в сам собор).

Также имелись несколько единиц провокаторов, которых, впрочем, быстренько взяли под белы рученьки и спрятали под ноготь.

Ни мордобоя, ни ритуального сожжения продукции шинных заводов замечено не было.

Оппозиционные депутаты наслаждаются моментом: другой такой случай попиариться вживую перед толпой электората может представиться не скоро.

10.02.2017

...вы там держитесь...

Ларчик открывался просто. Расходы на науку, культуру и пр. никому не нужную дребедень режут и будут резать по живому. Война - удовольствие дорогостоящее даже в том случае, если её ведут не тремя белорусскими и четырьмя украинскими фронтами.  Чемпионат мира по футболу (даже в том случае, если при постройке объектов совсем не воровать) - тоже. Это понятно.

Штука в том, что объявить об этом открыто - "Ребята, извините, мы тут как бы влезли в две заварухи... одну могли закончить ещё в 14-ом, но прибздели, что у нас яхты с зарубежной недвижимостью поотнимают - нас тогда наши бляди любить перестанут... А во вторую влезли слишком поздно, когда от нашего союзника уже полпровинции осталось... Поэтому звиняйте, грошей на вас покуда не маемо." - объявить так, конечно, нельзя.  Василевс не ошибается, он сакрален, как св. Грааль и бюстик Ленина вместе взятые.

Поэтому василевсовым патрикиям-сенаторам-протовестиариям-сакеллариям-логофетам приходится очень неуклюже придумывать, как бы эдак подужаться где-нибудь. А потом ещё более неуклюже объявлять об этом своим колонам-проскафименам. 

Отсюда эти нелепые истории с Исаакиевским собором и РНБ (которую, судя по всему, хотят подчинить РГБ), провоцирующие истерики, завывания и просто некрасивые ситуации.

ЗЫ Вообще говоря, с нашей культурой уже давно что-то не так. Даже само слово "культура" в последние лет 15 претерпело какие-то неуловимые и оттого ещё более страшные изменения. Мой смартфон, к примеру, каждое утро уверяет меня, что новости из серии "Бузова опозорилась в клубе", "Соседка Петросяна подала в суд на Степаненко" или "Шепелев изменял Фриске" каким-то боком относятся к разряду культурных. А интервью с Бондарчуком нагло помещает в раздел "искусство". С чем я согласиться никак не могу и потому подумываю вернуться к старой кнопочной нокии, подобную херню высокомерно игнорирующей.

07.02.2017

Колчак

С адмиралом Колчаком у нынешней власти отношения сложные. Никак она, власть, не определится - кто ж он у нас такой, герой или предатель, первооткрыватель-полярник или палач трудового народа,  "лихой моряк и большой смельчак" или "табак скурился, правитель смылся".

Как-то в начале двухтысячных, помню, по всем центральным каналам с упоением демонстрировали сюжеты о визите четы Путиных к Солженицыным. Крупным планом показали два портрета в гостиной: справа Столыпин, слева Колчак.

Лет шесть спустя сняли примитивненький фильмец с никакущим Хабенским и ещё более никакущей Боярской. В фильме главный персонаж - несомненный герой (даже несмотря на адюльтер с женой сослуживца). Снято при государственной поддержке, что вроде как должно на что-то намекать. Это с одной стороны.

С другой - у меня по сей день валяется где-то в закромах занятная книжица с заголовком "Кризис", выпущенная нынешним министром культуры в соавторстве с депутатом Хинштейном примерно в одно время с вышеупомянутым фильмецом. Эдакая художественная публицистика,  а-ля Бушков, изобилующая всевозможными ляпами. В абзаце, посвящённом Колчаку, чёрным по белому: иностранный агент, импортированный в Россию английской разведкой. (Я поэтому с большим интересом ожидал каких-нибудь высказываний мсье министра по поводу открытия мемориальной доски на Большой Зеленина, но министр был нем как рыба.) Это уже не говоря про десятки ежегодных статеек в самых разных изданиях, но с абсолютно идентичным наполнением. Предатель, иностранный агент, мерзавец и вообще все его открытия дутые и все награды липовые.

Ситуация на самом деле получается уникальная: человек по действующему законодательству преступник и до сих пор не реабилитирован, но при этом ему ставят памятники и открывают мемориальные доски.

А всё почему? Потому что прав Газданов: вся история России, начиная с Петра - один сплошной миф.

И история Гражданской войны - два мифа. Есть белый миф. Есть красный миф. А истории, как таковой, получается, вовсе нету. И государство такое положение вещей поощряет, ибо так проще разделять и, соответственно, властвовать.

02.02.2017

Культурные будни культурной столицы

Сторонники передачи Исаакия РПЦ пригрозили собрать миллионный крестный ход. Ну, насчёт миллиона сомневаюсь, но если придут хотя бы все крещенские ныряльщики, получится толпа раз в пять больше той, которую собрали противники.

Непонятно только одно - с какой стати мы в 21-ом веке вернулись к старой доброй новгородской вечевой демократии, развенчанной ещё летописцами?

Кто громче крикнет - того и собор? А Чубайс-то с ваучерами заморачивался, вот дурак.

Вообще, по-моему, решать такие вопросы должны не депутаты закс-а, желающие поднабрать электората, и тем более не сам электорат и даже не губернатор. Такими вещами должны заниматься люди, знающие все тонкости работы культурно-просветительских и религиозных учреждений (а тонкостей много). Серьёзные специалисты, знающие - как лучше.

Впрочем, тут важно, что именно считается "лучше".

Есть у меня подозрение, что таким нехитрым образом - формальной передачей - решили подсократить персонал и, соответственно, расходы на него ("оптимизация" по-нашему). 

Трамп Трампом, но денег по-прежнему нет, а держаться надо - две "ползучие" войны страна ведёт. Поэтому жертвуем работниками культурной отрасли. Пусть в бизнес идут.

29.01.2017

Фигурная Европа (м)

Мужской турнир вышел самым слабым за последние лет ...цать. Чемпион спотыкался, халтурил, хватался руками за лёд, проиграл сам себе баллов двадцать, и, по идее, будь у него хоть один сильный конкурент, пролетел бы мимо золотой медали с гиканьем и посвистом. Но в конкурентах у Фернандеса были наши Ковтун и Коляда, поэтому, в принципе, испашка мог бы ещё в концовочке покурить у бортика - запас был.

Ругать наших особо не за что, они выложились и медали свои выстрадали, но вот есть ли у ребят ещё какой-то потенциал или это потолок для обоих - сказать трудно. Ковтун после смены тренера, кажется, обрёл некоторую уверенность и перестал стесняться прыгать после не самых удачных "заходов на прыжок". Коляда выучил новый четверной, но пока ещё не довёл его до автоматизма. Но оба, конечно, на "элиту" не тянут.

Вообще же, судя по всему, Ханю в данный момент недосягаем, и на ближайшем чемпионате мира конкуренцию ему сможет составить разве только кто-то из китайцев. Ну и Фернандес - если успеет проснуться до начала произвольной, а не в середине.

ЗЫ Фигурное катание стоит смотреть хотя бы только ради комментариев Татьяны Анатольевны.