28.04.2007

На хуй Заголовок

...чё ж так гадко то, ааааааа?.........................................

эту шляпу я написал когда был в школе

People are strange when you're a stranger

Faces look ugly when you're alone

Women seem wicked when you're unwanted

Streets are uneven when you're down

Jim Morrison

Это то место, где каждая накосячившая особь  стремится выгородить свою белую задницу. Я был чёрный. Не то, чтобы совсем, но этого хватало мне за глаза. Может быть только из – за этого, я оставался в стороне от пионерских забав, которые проводили мои четвероногие друзья. Меня всегда забывали приглашать на дни рождения. Это и послужило причиной моего не совсем нормального отношения к хвостатым. Честно говоря, я в детстве не наелся бесплатных бананов.

Вот, например, был такой случай: Мой чёрный брат и, собственно, я разговаривали о прекрасном. Он, в своей привычной манере издавал странные звуки, более походившие на крик уважаемого подрастающего поколения на занятиях под руководством почтенного СанСаныча, нежели на манеру разговора обитателей нашего заведения. Мой друг Примат или просто  «Прима» бросил коротенькую фразочку насчёт того, что он находился в зоопарке. Сам того не подозревая, он невероятно лаконично описал тяжёлые будни нашей действительности и критичность нашего положения. Критичность, потому что обезьянизация производства в гимназии достигла своей критической фазы. Дальше пути – нет, отступать некуда. Вот так и находимся в загадочной непонятности, то есть в жопе.

Каждый участник этой «жопы» был уникален в своём роде. Я о том, что других таких нет и, по правде сказать, не надо!

Каждый из них: будь то «еврей», будь то «маленький буржуй» старались тихо, но невероятно подло испортить казённое имущество или жизнь другому «белому».

Излюбленным занятием их была игра в  Counter Strike. Главной по этой части была маленькая обезьяна с незатейливым прозвищем «Игривая»…  Они часами ошиваются близ 44 камеры, уговаривая непокорную полячку Зигмундовну разрешить им поиграть.

Вообще школа (в моём понимании) это исправительная колония без высоких заборов и колючей проволоки. Мы вынуждены отрабатывать свои согрешения прошлой жизни. Наверное, я там очень неплохо насрал, ибо меня отдали в школу в возрасте 6 лет, когда моих коллег с семи, а то и с восьми. Сначала я мотал срок в 13  школе общего режима, но позже мне влепили ещё шесть лет  «строгоча». Вот, например, был такой случай, поздоровался со знакомым, которому смягчили меру наказания на общий режим, и я был обвинён в распитии спиртных напитков на территории режимного заведения. За отклонение от обязательных работ или нарушения видимого порядка предусмотрено промывание мозгов. Проходя не раз подобные процедуры, могу отметить крайнюю мразявость их исполнения. Но это не самое страшное событие в нашем ведомстве. Есть очень, я бы сказал слишком много неприятных способов так называемого образования, воспитания или развития духовного мира, как говорит злостный надзиратель МАРЭ.

Но мы не одни! Нас пытается спасти из рабства один из надзирателей 66 кабинета (уважаемый читатель, я не ошибся в количестве шестёрок). В своей лаборатории на 4ом этаже, проводя эксперименты над водкой Арбатская, эта милая женщина ищет способ, который бы позволил вырваться из каменных клешней системы, поглощающей нас, наших детей и уже поглотившая наших предков. Но все эти зоны: будь то школа, будь то ВУЗ, армия, детский сад, тюрьма, работа, пенсия и пр. готовят нас к одному – смертной казни. Для каждого из на казнь разная. Кому – то система впердолит опухоль и тот умрёт от рака (так называют это злыдни в белых халатах и чёрным сердцем), кого – то нашпигуют Pb (свинцом), задавят, зарежут, утопят, задушат. Есть только две схожих вещи в этом: казни не избежать, и рано или поздно мы будем похоронены под стройкой очередного проекта Системы. СанСергеич Пушкин сказал: “И на обломках самовластья напишут наши имена”. Самовластье обломилось! Спросите людей на улице кто такой Маркус Гарви, Пол Богл. Их забыли, как забудут и Вас, будут помнить лишь Мудозвонов, которые писали ересь про деяния Великих людей, и про мудозвонов, которые эту ересь критиковали.

 

23.04.2007

Заголовок

снимайте трусы

01.03.2007

размышления на тему приступа юношеского максимализма

В наше время у молодёжи и не только появилось много проблем. Можно винить в этом  Ктулху, НТР, перестройку, дефолт, войну в Ираке, болезнь Фиделя, евреев, коза ностру, козла – препода, родителей, снова Ктулху… - да кого угодно. Но основную сложность представляют пути их решения, для поиска которых, порой нужны годы.

 

В то время как Книжка про белуджей, чашка кофе, пачка крепкого парламента, диск Халед Аль – Хабре и полусъеденыый круасан спокойно лежат на столе, моя голова переполнена всякими заботами.

Меня очень сильно ебёт вопрос, что будут завтра есть дети Африки, сколько рублей в иранском риале, что бы сказал Высоцкий, если бы узнал до чего дошла техника, почему умерла Эва Перрон, как звали моего прапрапрадеда, кто убил Кеннеди и когда же я, наконец, погружусь на 6 футов под землю – ну и хуй с ним.

 

В то время как я думаю обо всём об этом, я пропускаю мимо ушей и всего прочего пути предотвращения новых загрузов, что впоследствии вгоняет меня во всё больший ступор. Всё накапливается как снежный ком, который скоро разорвёт, и он превратится в лавину, сносящую всё: друзей, врагов, всё хорошее и плохое и даже последнюю мысль о пуле в голове, нежно проталкиваемую этой самой самой лавиной – ну и хуй с ним.

 

Люди спрашивают: почему я грубый, пью, курю, веду неправильный образ жизни. Не хватит никаких слов, чтобы объяснить им их вину в этом. Иногда хочется сидеть одному и молчать. Так нет же! Они всё равно придут и докопаются, а с пьяного грубияна с папиросой в зубах - взятки гладки – ну и хуй с ним.

 

А если положа руку на сердце, другую на Библию и болт на конституцию, то херня новая появляется в жизни из – за того, что старая решается методом: ”Ну и хуй с ним!”

 

 

…ну и хуй с ним…