03.09.2007

Заголовок

Хочу на Украину...

Очень. Там тепло, много яблок и можно ничего не делать....

А еще там у меня есть четырехлапый-однохвостый друг по которому я соскучилась...

Ну, а дискотэки...Это так, шедевриальный-шедевр...

Ах, Украина, Украина....

26.07.2007

Заголовок

Моя волна ожиданием полна
Моя вина – глубина,
Мокрая стена передо мною ночь
Что она не сможет мне помочь- слова
Кругом голова уходит прочь
все, о чем не нужно знать
Ни тебе, ни мне вне нас
Миллионы глаз, миллионы фраз
Пусть нам осталась грусть
Но она одна бездна

09.07.2007

Заголовок

Кто в ночи на бой спешит,
Побеждая зло?
Твердый клюв, отважный вид,
Черное крыло.

Эй, прочь с дороги, враг,
Трепещи, злодей,
Он идет!

Черный плащ:
Только свистни - он появится!
Черный плащ:
Ну-ка от винта!
Черный плащ:
Грозный черный плащ!

Дым и пламя, шум и гром,
С дерзостью рассчет.
Черный рыцарь скрыт плащом,
Славы он не ждет.

Эй, прочь с дороги, враг,
Трепещи, злодей,
Он идет!

Черный плащ:
Только свистни - он появится!
Черный плащ:
Ну-ка от винта!
Черный плащ:
Победитель темных сил!
Черный плащ!

29.06.2007

Заголовок

Я умру, как Мата Хари:
Всеми проклят и любим;
Расцелованные хари
Всадят пулю в херувим!

Разбужу свинцовый улей
Я в винтовочном лесу,
И рассерженные пули
Пригвоздят туман к лицу.

Обнимусь с сухой листвою,
Ткнусь лицом в чужой сапог,
И смешается с росою,
Мой последний тёплый вздох.

Все, кто помнил, позабудут,
Все, кто верил, предадут,
И горбатого Иуду
За глоток вина найдут.

Сам себя и всех прощаю,
Принимаю всё как есть,
И спокойно прекращаю
Верить в зло, добро и честь…

Но не радуйтесь, иуды!
Я так просто не умру
И кошмаром страшным буду
Вам являться поутру!

Липким сном, холодным потом,
Страхом слухов и вестей
Я вернусь Искариотом
К вам за душами детей!

Ваш покой и мир разрушу,
Тех, кто в сердце мне стрелял,
И плесну вам ядом в души:
Месть никто не отменял!

И осветят вас позорно,
Набухая всё полней,
Как гранатовые зёрна,
Капли спелых фонарей!

Игорь Евтишенков

16.06.2007

Заголовок

сегодня в Пушкине была выставка собак...

мы, с псом моим, приехали туда в 9:30, а уехали в 6...

пес мой теперь "вааааааааще нереаль крутой"(так он бал назван какой-то сомнотельной особой)

я устала.мне не нравятся собаки которые постоянно тявкают...они-ТУПЫЕ.

все, пошла я спать

зы.

а там такие красивые псы большие были...

11.06.2007

Заголовок

у меня обгорело лицо...неприятно....температура скачет, утро-день-вечер-ночь..

04.06.2007

Заголовок

история России.. как много в этой фразе. два дня и две ночи, тысячи знаков перед глазами.. люблю я это дело)

31.05.2007

Заголовок

на "Домошнем" есть один замечательный ведущий)))

зовут его МаратКА... Ну, не знаю даже почему, но я смеялась до слез, когда его увидела))) его стиль, двидения.. это надо просто видеть всем советую посмотреть)))

 мужчина-мечта)таких найти ,как он,очень сложно)

24.05.2007

Заголовок

Закономерности в развитии храмостроительства удобно определять, используя краткий анализ особенностей развития раннесредневековой архитектуры.

Прежде всего, обратим внимание на Константинопольскую архитектурную школу, которая определила наиболее характерные черты зодчества Византии. Период с V по VIII вв. отличается напряженным и плодотворным творчеством византийских зодчих, которые смогли за этот сравнительно небольшой срок пройти огромный путь от простых базилик до великой Софии. Впрочем, ранневизантийская архитектура сразу решила поставленные перед ней задачи. На протяжении V и VI вв. было пройдено несколько этапов развития: от сравнительно простых базилик—к архитектуре, которую венчал купол, как символ небесного свода. Архитектурным ядром храма становится подкупольное пространство, в направлении которого обращались и боковые объемы здания, тем самым помогая устремить ввысь зрение и слух молящихся.

Вообще, в V-VI вв. менялись не только Литургия и связанные с ней архитектурные формы, но и отношение к искусству в целом. Новые требования к храмовым постройкам—это большая строгость и отрешенность от реального мира.

Промежуточным звеном в развитии византийской архитектуры явилось сочетание базилики и купола—купольная базилика. Примером таких построек являются константинопольские храмы святых мучеников Сергия и Вакха, а также великомученицы Ирины, явившиеся предшественниками великой Софии. София сооружалась шесть лет: с 532 по 537 гг. Она завершила процесс развития купольной архитектуры во вполне развитом и совершенном виде, явилась торжеством купольной архитектуры—архитектуры, символизирующей вселенную, увенчанную небесным балдахином и прославляющую Божество. Надо отметить, что в контрасте с богатым убранством храмов, их внешний облик был зачастую аскетическим и скупым. Это является характерным свойством византийской архитектуры той эпохи.

Заключительным этапом в развитии ранневизантийской архитектуры явилось создание крестово-купольной, по сути—центрической композиции. Но завершение процесса формирования крестово-купольной архитектурной системы произошло позже, в IX-X вв.

В свою очередь, в раннесредневековой Греции архитектурный мир характеризовался базиликами, нередко огромными и с богатым убранством, но чаще всего—небольшими трехнефными базиликами с деревянным перекрытием. Дело в том, что базилика вполне удовлетворяла задачам церковного строительства того времени—построению наиболее вместительных храмов с условием исключения однородности и стандартности построек. При всем разнообразии размеров и пропорций базилик, их объединяет богатство внутреннего убранства, контрастирующее с бедным декором фасадов, которые не были наделены художественной функцией и не играли значительной архитектурно-художественной роли. Они служили лишь оболочкой замкнутого объема храма, преисполненного внутри блеска и великолепия. Зачастую базилики приобретали в плане Т-образную форму—за счет трансепта, пересекающего базилику перед апсидой. С VI в. на островах Эгейского моря строили базилики, в которых трансепт, равный по ширине храму, пересекал здание не в восточной части, а где-то посередине. Здание приобретало крестообразный план, причем над средокрестьем возвышался каменный купол. Таких храмов немного: только на островах Парос и Пасос. В материковой части Греции такая архитектура неизвестна. Отличительной особенностью храмов этой части Греции можно назвать полное отсутствие купола и полукруглые окончания рукавов трансептов. Почти полное отсутствие купольных храмовых зданий в это время, объясняется техническими препятствиями: отсутствием зодчих требуемой квалификации, а также значительных финансовых средств, без которых дорогостоящие купольные сооружения были недоступны. Подтверждение этому находим в том, что купольные сооружения в этот период сооружались нередко, но принадлежали они классу небольших зданий центрического типа—преимуществен баптистериям. Центрическую композицию зданий греки заимствовали в области Восточного Средиземноморья, но храмовые постройки такого типа (как в Филиппах, Амфиполисе), стали исключением не только потому, что зодчество раннесредневековой Греции оставалось провинциальным. Оно перенимало архитектурные традиции, проявившиеся в Константинополе, но не имело материальных и технических возможностей их реализовать.

В целом можно сделать важный вывод о том, что архитектура раннесредневековой Греции не отступала от общих принципов зодчества той поры и не противоречила архитектурно-художественным течениям центральных районов Византии.

На развитии архитектуры Малой Азии сказалась природная расчлененность ее обширной территории. Зодчество западных районов и побережья тяготело к константинопольской архитектурной школе, а южных и восточных районов—к традициям сирийского зодчества. В раннесредневековой архитектуре Малой Азии представлены различные системы: базилики в разных вариантах исполнения, купольные базилики, крестообразные в плане здания с куполом в центре, служившие баптистериями и мартириями.

Ярко выраженным индивидуальным архитектурным стилем отличались южные и восточные районы Малой Азии. Здесь можно выделить два этапа развития зодчества.

Первый этап характерен сводчатыми, тесными и приземистыми базиликами Бинбиркилисе. Эта «пещерная» архитектура была рождена в раннехристианских общинах с их определенной замкнутостью и обособленностью от окружающего мира. Сюда же можно отнести небольшие и замкнутые крестообразные здания V в. с куполом на среднекрестье, строившиеся в качестве мартириев и крещален. С VI в. такие здания стали расширять: Они должны были служить непосредственно в качестве храмов. Но теперь они становятся не только больше по объему, но и светлее, наряднее.

Изменился и весь их облик. Замкнутость и изолированность—эти характерные особенности храмов первого этапа развития, стали вытесняться новыми качествами здания, присущими новому типу зданий—храму для всех. Эти перемены означали переход ко второму этапу развития раннесредневекового зодчества Малой Азии.

Внутреннее пространство храмов еще больше расширили, центральную их часть стали завершать куполом, большей частью деревянным, а в некоторых местах—каменном (купольная базилика в Мериамлике).

Сложную и насыщенную картину развития раннесредневекового зодчества завершает центрическая архитектура. Характерным примеров ее является храм IV в. в Каппадокии. Он построен в виде восьмигранника с нишами в углах и с восьмигранной ротондой внутри, перекрытой деревянным шатром. Стилистически это тот же новый этап архитектуры, представленный храмами с деревянными шатрами, впоследствии замененными каменными сводами, только выраженный в иных композиционных формах.

Интересно, что и в развитии храмостроительства в Сирии тоже можно выделить два этапа. Первый—это этап замкнутых, огражденных глухими стенами, слабоосвещенных, как бы отрезанных от внешнего мира однонефных (зальных) или базиликальных церквей.

12.02.2007

бредни на ночь....

Устав от той толпы народа, которая лепилась к ней, как непроницаемая скорлупа, образуя вакуум, она решилась в одно сентябрьское утро выйти на улицу, как Маргарита. Вот только цветов, тех самых - желтых, которые весной бывают, найти не сумела. Поэтому осталась дома до вечера. Она знала, что вечером её ждет та же душащая скорлупа друзей, но она не бежала от этого, бежать было некуда. Отпив пару глотков вчерашнего сладкого чая, она вышла в домашних тапочках на лестницу, спустившись до ближайшего окна, она забралась на подоконник и закурила. Пуская мелкие дымные колечки, думала: «До чего же я забавно со стороны выгляжу! Сама в тапочках, а подбородок задрала и кольца пускаю, тоже мне Маргарита!»
А вечером всё как всегда. Эти пустые вечера там, где крепкий кофе и сигаретный дым, там все целуются и ненавидят друг друга, хотя не могут друг без друга жить. Её там ждали. Яркую и насмешливую - неистощимый источник зависти и слухов. Ей было плевать, она шла к нему. Он не был красивым, но был поразительно талантливым, он не делал ничего, но все вокруг знали, что стоит ему только захотеть и будет всё. Очень чуткий и строгий к ней, совершенно необременительный для других. Они пили шампанское под проливным дождем, прячась на спинке лавочки под одним зонтиком, они купались в дождь голышом.
Дождь был их стихией, он разряжал то электричество, бывшее между ними в сухую погоду.
Она была ребёнком, смеялась над глупостями, гладила чью-то шубу в вагоне метро, не знала о любви, была дерзкой, прыгала по лужам, лаза по крышам и чердакам заброшенных домов, дружила с бездомной собакой. Вокруг все говорили: «Пора взрослеть, быть серьёзнее». А он просто обнимал её и целовал в щёку. Она слушала его музыку, почти всё время думала о нем, ему было всё равно, он ничего не знал об этом. Он любил её безумно, мог говорить с ней обо всем, но, глядя в её глаза, с поминутно отражающимся в зрачках электричеством, не хотел делать ей больно, он боялся её детской наивности и расчетливой жестокости. Но если бы он захотел, она научилась бы вышивать крестиком.
Мысли путались, руки не слушались, она была одна, хотя со всеми. Все шли вдоль набережной. Пытаясь делать вид, что хоть что-то соображает, она хихикала, кивала головой. Невпопад. Надоело, отстала от всех, встала у парапета, смотрела на воду. Руки замерзли, губы обветрились. Сил не было больше стоять. Она села на корточки, стало легче. Потекли слёзы, такие горячие, гладили своими ладошками её по щекам. «Имя и отчество, ночь одиночества. Просто мне хочется, хочется хоть с кем-нибудь быть»- эти слова из песни повторялись в её голове, а слёзы всё текли. Теперь, зная о любви, совершенно пустая, сидела и вспоминала его холодные фразы- верх грубости, так больно ранили ее такую нежную, вывернутую наизнанку, открытую всему. Вспоминала его лицо: широкие зрачки и длинные ресницы. Те глаза, в которые так часто смотрела, пытаясь что-то увидеть, безуспешно. Ничего, кроме лёгкой иронии. Он всё понял. Вот она опять маленькая девочка, все чувства которой слишком очевидны, чтобы молчать и слишком скрываемые, чтобы говорить, ну разве что шёпотом, в темноте, касаясь губами уха. Вот она - её любовь пустая и громкая, как консервная банка, помятая настолько, что исправлять сто-то противно.
Вернувшись домой в полном одиночестве, она оделась потеплее, взяла коробок спичек, потому что зажигалку найти не могла, и снова ушла в ночь. Медленно идя по знакомым с детства местам, она смотрела вокруг, голова её была пуста. Этот город, такой неприступно-жестокий для приезжих и такой родной и добрый для неё, что она готова была расцеловать каждый поребрик, каждую дверную ручку, пахнущую латунью. Она прошла по Фонтанке, свернула на Гороховую, не оборачиваясь на машины, пошло гудящие и мигающие фарами, вышла по Садовой м Мучному на канал Грибоедова. Глядя на мутную воду, искала своё отражение. Дошла до Итальянской и непонятно отчего, торопясь, пошла в сторону площади Искусств.
Только увидев абсолютно пустую площадь, очнулась и села на влажную скамейку, замирая, прислушиваясь к звукам вокруг. « Лить слёзы, создавать себе проблемы и снова думать о нем. Всё- таки это- любовь»,- сказала она вслух, пугаясь своего охрипшего от долгого молчания голоса.
Она сидела одна. Молча смотря на мокрый насквозь гравий, который больше не шипел ни под чьими ногами. Он подошёл сзади и теплым своим дыханием опалалил её затылок. Она знала, что он сзади, но не обернулась, он знал, что нужен ей именно сейчас, но не обошёл её, не сел перед ней на корточки, не вытер теплыми руками остывшие слезы с её замерзшего лица. Просто сел рядом, молча стал смотреть в другую сторону, но между ними связь. Если бы его было больше, она бы в нём растворилась. Она так хотела. Такие мучительные мурашки по спине. Она молча встала, улыбнулась и пошла. Он смотрел на её спину, походку и подумал, что они так близки, если идти прямо навстречу и так далеки, что даже чужие, когда ведут себя так как сейчас. Он встал и пошёл следом за ней, быстро оказавшись рядом, он развернул её за плечи так резко, что она поморщилась. Она не успела поднять глаза, как почувствовала его дыхание у своих полуприкрытых губ. Слишком долго ждала этого, слишком этого хотела.
Поцелуй с привкусом электричества, с маленькими искорками, щипавшими губы. Его «Доброе утро» обожгло ухо. Она подняла, наконец, ресницы и увидела Новый день. Взяв его за руку, она рассмеялась и они, молча, пошли вперед, теперь вместе.